“Знает ли власть, что такое культура?”

“Знает ли власть, что такое культура?”

В толковом словаре современного иврита Авраама Эвен-Шошана понятие «культура» трактуется так: «Достижения в области духовного развития человека или общества». В  качестве характеризующих культуру элементов он называет образование, науку, искусство, организацию общества, мораль и так далее. И еще отмечает поведенческие модели: вежливость, уважение – это также относится к понятию «культура».

Я начал с цитаты из словаря Эвен-Шошана, поскольку складывается впечатление, что наши власти не понимают, что такое «культура», или, хуже того, сознательно ее игнорируют. Министерству культуры и возглавляющей его Мири Регев нет никакого дела до этих объяснений. Регев сама говорила, что поворачивается спиной к каждому, несущему знамя культуры, глубокому и критически настроенному художнику, поскольку все это, по ее словам – лишь прикрытие для отрицания права Государства Израиль на существование, и представители «этой» культуры – враги или предатели.

Иначе как можно объяснить лишение государственного финансирования театральных и кинематографических начинаний, не укладывающихся в рамки правительственной политики? Сказал «оккупированная территория» вместо «освобожденная страна» – значит, унизил Израиль. Оправдал протесты арабов и друзов – подорвал основы сионизма. Выступил в защиту африканских просителей убежища – неизлечимо болен, это «рак на теле народа». Поддержал организацию «Шоврим штика» – за это нужно вырвать язык. При звуках малейшей критики мощный Израиль трепещет, как голубиное перо. Сам голубь, голубь мира, уже давно улетел.

Если разобраться, как следует, в том, что мы делаем, то выяснится, что одной из главных наших проблем является руководство культурой. Проблема не связана с искусством. Культура и искусство – не одно и то же, это – разные понятия. Искусство – это часть культуры, одно из многих понятий, определяющих суть этого явления.

Нам угрожает культура власти. Исповедуемые ею культура речи, мораль, отсутствие честности. Нам угрожает отношение власти к меньшинствам, отношение к религиозной культуре, не связанной с иудаизмом, к евреям, представляющим различные течения в иудаизме, к противникам национализма, к свободному критическому искусству, к бедным и бездомным, к инвалидам. Отношение ко всему этому со стороны властей – полное отступление от нормы, но именно оно считается у нас нормативным.

В условиях искажения основных норм демократии у нас выросли миллионы детей и подростков. Если в Израиле и найдется учреждение, действующее по подлинным законам демократии, это будет чудом, сумасшествием одиночки, наивностью или безумием одного человека.

Недавно программа 10-го телеканала «Источник», которую ведут Равив Друкер и Барух Кра, рассказала историю гимназии «Герцлия» и ее директора Зеэва Дгани. Программа представила деятельность Дгани, как чудо – в условиях националистической и расистской реальности Израиля, исполненной насилия и недостатка толерантности. Как антитезу проявлениям фашизма на наших улицах программа представила Дгани и большинство учащихся возглавляемой им гимназии.

У меня четверо внуков в возрасте от 8 до 15 лет. Они – жертвы нашей системы. Они выросли при власти лжи и воспитаны в культуре лжи. Они верят, что это – норма, что ложь – это новая правда. Если власть обманывает своих граждан на каждом шагу, зачем им вести себя честно?

К нашей радости, государство схватило за руку одного олигарха, который по-крупному обманул власти, и отправило его за решетку. Так система, раз за разом, увиливает от подробного разговора об искажении национального сознания. Важно помнить о том, что олигарха осудила наша судебная система, которую министр юстиции Айелет Шакед и ее коллега по интеллектуальному жульничеству министр туризма Ярив Левин подвергают беспрестанным нападкам. Эти выдающиеся гуманисты полагают, что есть правое и левое судопроизводство – как в политике. Им не приходит в голову, что существует честный суд, основывающийся на твердых принципах и незыблемых ценностях.

А что же мы, взрослые люди, старики, родители, дедушки и бабушки, растящие молодое поколение? Мы, что, уже лишились родительских полномочий и авторитета, и не можем вывести наших потомков на путь истины? Деятели искусства, склонив голову, сдались лжи властей? Не пришла ли пора изгнать этих лжецов? Согласны ли мы растить своих детей, как пушечное мясо? Не уплатили ли мы уже слишком много жизней для того, чтобы продолжать поддерживать великий национальный блеф?

Одед Котлер, «ХаАрец», Б.Е.

Фото: Эмиль Сальман.