Зигзаг Нетаниягу и дилемма израильских левых

Зигзаг Нетаниягу и дилемма израильских левых

Всякий раз, когда израильский лидер правого лагеря начинает приближаться, словами или делом, к мирной инициативе, заново разгорается “дилемма левых”: можно ли верить Нетаниягу и поддерживать его политику, несмотря на все безобразия, происходящие с его благословения на внутренней политической арене? В случаях с Биньямином Нетаниягу и Ариэлем Шароном возникал дополнительный вопрос — можно ли поддерживать их инициативу, несмотря на ведущиеся полицейские расследования по их делам? В основе дилеммы лежит стигма, согласно которой главе правительства из правого лагеря будет легче вернуть территории и поселения, так как перед ним стоит только сопротивление поселенческого движения. Премьерам же из левого лагеря приходится преодолевать сопротивление гораздо более серьезной внутренней оппозиции, которая включает в себя и «Ликуд», и его партии-спутники, а также возражения ультраортодоксальных партий. 

Эта дилемма возникает вновь, здесь и сейчас, по отношению к Нетаниягу, если он продолжит линию, которую очертил накануне после встречи в президентом США Дональдом Трампом, когда выразил однозначную поддержку идее двух государств. Нет сомнений, что Нетаниягу является высшим авторитетом в Израиле во всем, что касается внешней политики и безопасности, и абсолютное большинство израильтян поддержит любое соглашение, которого ему удастся достичь с палестинцами.  Нет сомнения и в том, что Нетаниягу не сможет выступить против мирной инициативы Трампа, подобно тому, как он свел на нет все планы урегулирования Барака Обамы. Но до сегодняшнего дня, в критические моменты Нетаниягу всегда предпочитал угодить своего правому и религиозному электорату, воздерживаясь от драматических шагов в сторону мирного урегулирования. 

Если Нетаниягу начнет продвигать соглашение, каждый сторонник левого лагеря спросит себя: что более важно — шанс на разрешение конфликта с палестинцами (или хотя бы шаг в сторону его урегулирования) — или положительные публикации на сайте «Walla» в ходе выборов 2015 года (речь идет о расследовании «дела 4000» — “Детали”)?

Реализация программы о двух государствах — или шампанское и сигары, которые супруги Нетаниягу получали от Арона Мильчена («дело 1000″ — “Детали”)? Завершение или сокращение оккупации — или роскошные обеды за государственный счет в резиденции премьера на улице Бальфура?

Ответ понятен, и лучше всех его сформулировал профессор Йехезкель Дрор год назад, во время волны публикаций по поводу расследований дел Нетаниягу и демонстраций возле дома юридического советника в Петах-Тикве. Он написал тогда: “Я рекомендую Нетаниягу совершить исторический шаг, на фоне которого все его личные скандалы просто померкнут. Ему необходимо предложить программу регионального мирного урегулирования, включающую в себя создание палестинского государства и открытие израильского посольства в Риаде… Когда на международной арене происходит прорыв такого масштаба , не следует слишком напрягаться, разыскивая причины, которые привели премьера к этому решению”. 

На следующий день после этой публикации Нетаниягу выступил перед активистами «Ликуда» и в ходе своей речи сказал, не скрывая издевки: “Мне придется разочаровать газету «ХаАрец», которая опубликовала статью, где мне официально была предложено “сделка неприкасаемых”: верни территории Иудеи и Самарии — и мы оставим тебя в покое. Так вот вам мой ответ — спасибо, этого не будет!”

Изменилась ли позиция Биби с тех пор из-за того, что он понял: Трамп настроен серьезно? Или же — из-за продвижения в ходе полицейских расследований и угрозе обвинительного заключения, когда он предпочитает подстелить соломку и добраться до этого неприятного момента на волне популярности и поддержки широких масс, а не только его горячих сторонников из «Ликуда»? Пожертвует ли он сотрудничеством с “Еврейским домом”, оставив Нафтали Беннету и компании плакаться по поводу судьбы поселений, и создаст широкое правительство после выборов, чтобы приводить в действие план Трампа? Он уже построил однажды такое правительство, в котором участвовали Эхуд Барак, Дан Меридор, Буги Яалон и Бени Бегин — в качестве ответа Обаме в 2009 году.

Слова Нетаниягу позволяют ему продвигаться в нескольких направлениях, каждый лидер любит подобное разнообразие вариантов. Он вернулся к идеям, высказанным 9 лет назад в Бар-Илане, но пока это еще не полное и решительное возвращение к идее о двух государствах. Он остерегается произносить вслух слова “палестинское государство”, которые грозят развалить коалицию с Беннетом раньше срока. Его подмигивание налево он постарается замаскировать сейчас обещаниями правому лагерю в стиле “предотвратим возвращение миллионов беженцев на территорию палестинского государства”, “поселения не будут снесены”, и так далее. Лидер партии «Авода» Ави Габай, который пообещал не входить в правительство Нетаниягу после выборов, может пока еще не заниматься поеданием собственной шляпы и оправданиями в стиле “обстоятельства изменились”. Да и соглашение, которое предлагает Нетаниягу — слабое палестинское государство, которым фактически управляет Израиль сверху, снизу и по бокам — очень далеко от палестинских амбиций, и даже от аналогичных предложений Эхуда Барака и Эхуда Ольмерта, которые были отвергнуты палестинцами в прошлом. 

С другой стороны, он начинает переговоры, когда сзади маячит фигура Трампа, а в руках Нетаниягу держит биту, которой угрожает палестинцам: если вы будете продолжать упрямиться, то перевод посольства в Иерусалим и сокращение финансирования агентства ООН по оказанию помощи беженцам покажутся вам цветочками. Потому что следующие этапы уничтожения палестинского национального движения будут еще более болезненными. И тогда израильские левые снова будут мучиться дилеммой, нужно ли поддержать план Трампа-Нетаниягу, со всеми его ограничениями, или же дать поддержку палестинскому сопротивлению — во имя исторической справедливости и предположения, что несбалансированное соглашение все равно будет уничтожено во время следующего витка насилия. И эти сомнения будут гораздо более проблематичными, чем раздумья по поводу дел 1000, 2000 и 4000. 

Алуф Бен, ХаАрец. И.М. Фото: Эмиль Сальман