Убийство израильтянина в Киеве – «черная метка» украинским добровольцам

Убийство израильтянина в Киеве – «черная метка» украинским добровольцам

«Его убийство – послание всем нашим добровольцам, и смысл его вот в чем: нам грозит опасность, даже когда мы в Киеве», — сказал «Деталям» Мамука Мамулашвили, руководитель «Грузинского легиона».

Это добровольческое военное соединение, в котором на стороне Украины, в боях на востоке страны, сражались выходцы из Грузии и некоторых других стран. Но не только они. Израильтянин Бар Бонен, которого обнаружили мертвым на арендованной киевской квартире 10 сентября, служил пресс-секретарем легиона.

По предварительным данным, его обнаружили с простреленным виском. Украинская полиция сразу же выдвинула версию о самоубийстве. Однако друзья Бонена и его соратники по легиону категорически отрицают возможность того, что он сам свел счеты с жизнью.

На странице Бонена в «Фейсбуке» до сих пор можно видеть текст, который сочли «предсмертной запиской». Публикация сделана на английском языке, хотя прежде он писал не только на английском, но также на русском и украинском языках. «Душа моя разбита, — пишет Бари, как его называли друзья, — а я не успел ее открыть для многих из вас. Мне невыносима эта внутренняя боль. Я просто хочу попрощаться с людьми, с которыми имел честь быть знакомым и с кем был близок… Прошу прощения у тех, кого я обидел словом или действием. Пожалуйста, помните меня, как хорошего человека, который многое успел сделать в этой жизни, и – большей частью, — добрые дела…»

— Но это не его стиль! — говорит Мамулашвили. – Этот пафос, эта выспренность были ему абсолютно несвойственны. Такое ощущение, что писал кто-то другой, а не Бари. Я не верю этой записке.

— В некоторых СМИ, в том числе и в израильских, указывалось, что Бари принимал участие в боевых действиях на стороне Украины…

— Не думаю, что это так. Более того, в нашем разговоре он упомянул, что опыта боевых действий у него нет, да и особо в пекло его не тянет. Бари присоединился к легиону добровольцем, но был не бойцом, а специалистом по пиару — в этом он прекрасно разбирался. Причем хочу подчеркнуть, что работал он на добровольных началах. Денег не получал — у нас нет ставок и зарплат, речь идет о чисто идеологической мотивации.

— Сколько времени он пробыл в легионе?

— Месяцев пять. Работал, в основном дистанционно, сидел дома за компьютером, вел нашу веб-страницу, отвечал за функционирование соцсети региона, общался со СМИ. Это не требовало его присутствия. К сожалению, Бари, как выяснилось, оказался нашим слабым звеном.

— Что вы имеете в виду?

— Он единственный из легиона жил отдельно от всех, снимал квартиру в Киеве — тогда как мы все вместе квартируем, скажем так, в условной казарме, на своей базе. Потому Бари легко было убрать.

— Знавшие Бари говорят, что в последнее время его что-то беспокоило, он чего-то опасался…

— Да, безусловно, он подозревал что-то неладное. И, по его словам, ему звонили из службы безопасности Украины, советуя прекратить контакты с нашим подразделением.

— Но откуда взялось это предчувствие?

— Меня это не удивляет, с учетом того, какая атмосфера складывается сейчас вокруг «Грузинского легиона». Вот и украинские СМИ проявили невиданное равнодушие к тому, что случилось. Не считая одного или двух СМИ. А ведь речь идет об убийстве в столице Украины, среди бела дня!

— Но полиция настаивает на версии самоубийства.

— Вряд ли они кого-то подпустят к расследованию или сообщат какие-либо подробности. У меня надежда на то, что вмешается израильское посольство, так как речь идет об израильтянине. Тогда, может быть, расследование будет проведено тщательней и качественней, и следствие не спустят на тормозах, придерживаясь исключительно версии самоубийства. То, что говорит полиция, второстепенно – но удивляет, что пресса молчит. Не секрет, что в Украине постоянно случаются заказные убийства, и я не понимаю, почему надо молчать.

— В «Деталях» ранее было опубликовано интервью с правозащитницей Еленой Васильевой, активной сторонницей независимой Украины. По ее мнению, отношение к таким добровольцам, как вы, меняется…

— Действительно, ситуация напряженная. Я не знаю, почему вдруг невзлюбили добровольцев, приехавших помогать Украине.

— А почему вы находитесь в Киеве?

— Нас убрали с линии фронта, мы здесь вынужденно. И нам дают понять: повоевали — и хватит!

— Какова причина?

— Только в одном: здесь действует мощная, пророссийски настроенная сила. Основную ее часть составляют олигархи, которые пытаются во что бы то ни стало, устранить «Грузинский легион». Это меня удивляет, поскольку мы – не какое-то политическое движение, мы – бойцы. Но, невзирая на это, прикладываются колоссальные усилия, чтобы нас устранить, либо дискредитировать. И началась кампания по дискредитации легиона на различных медиа-ресурсах, которая, как я предполагаю, безусловно, проплачена. А кто-то готов прибегнуть и физическому насилию — в прошлом году добровольца из Грузии взорвали в центре Киева в его автомобиле, вместе с женой и ребенком. Мне кажется, что здесь прослеживается почерк российских спецслужб, и я думаю, что на Бари они не остановятся.

— А что он вообще был за человек?

— Абсолютный экстраверт — ничего в себе не таил. Он был не из тех, кто уйдет в сторонку и будет там тихо страдать и переживать, если у него что-то плохо. Когда его что-то мучило, он не держал это в себе, выплескивал моментально, словно освобождаясь от негатива. Потому мне трудно поверить, что такой открытый, любящий жизнь человек, каким был Бари, вдруг взял и решил покончить с собой!

Да еще и оставил предсмертное письмо в «Фейсбуке», написанное в несвойственной ему манере. Он вел страницу «Грузинского легиона» и писал практически все материалы, потому с его стилем я, более или менее, знаком. Поверьте, он бы такой ерунды, которая выложена в его посмертном послании, не написал бы ни за что.

— А он вам не рассказывал, почему он решил присоединиться к «Грузинскому легиону?»

— Из идеологических соображений. Он был из тех людей, которые не только сочувствуют Украине, но готовы отстаивать ее независимость. В нашем подразделении не только Бари был из иностранцев, есть и другие израильтяне, и американцы, и граждане другие стран. В «Грузинском легионе» лишь половина — грузины, а все остальные – добровольцы из прочих стран.

— На какой основе формировался «Грузинский легион»?

— У нас все, как один, профессионалы. Нет дилетантов, которые вдруг захотели испытать экстрим. Наши ребята прошли через различные военные кампании, в том числе в Афганистане, Ираке, других горячих точках планеты. И еще одна деталь: мы – не наемники, поскольку не получаем зарплаты.

— По мнению военных экспертов, обстановка в регионе остается крайне напряженной, не исключено серьезное столкновение между украинской армией и военными отрядами самопровозглашенной «Донецкой народной республики». Не странно ли, что в это время вас вдруг убирают с линии фронта?

— Украинское Министерство обороны вдруг повело себя крайне неадекватно в складывающейся ситуации. Я не знаю, чем это вызвано, скорее всего, туда пришли непрофессиональные люди, которые взяли курс на самоуспокоение. По их мнению, Украина обладает сейчас чуть ли не одной самых профессиональных армий Европы. Но, между прочим, формировать ее помогали и мы, за те пять лет, что длится конфронтация между «ДНР» и Украиной, мы обучили, как минимум, батальонов двадцать! И теперь кто-то наверху решил, почему-то, что легион сделал свое дело и больше не нужен. Это может привести к негативным последствиям, потому что главное сражение еще не выиграно.

— У Бари остались родственники в Израиле?

— Родителей у него нет, но есть сестра в Израиле. Если тело Бари не заберут в Израиль, мы будем хоронить его в Киеве.

— Как, по-вашему, дальше могут развиваться событие?

— Не исключаю, что может быть осуществлена новая попытка убрать кого-либо из «Грузинского легиона». К сожалению, ни один из наших бойцов не защищен сегодня от пророссийски настроенных олигархов — они борются с нами, а правоохранительные органы никак не реагируют. Мы чувствуем себя в опасности более, чем когда-либо. Ходить под дамокловым мечом не на войне, а в мирной обстановке – это парадокс.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Vasily Fedosenko, Reuters

Фотография — только в качестве иллюстрации

Читайте также: Сколько россиян погибло на Украинской войне

тэгиExclusive