То, чего не поняли Габай и Ливни

То, чего не поняли Габай и Ливни

Вспоминаю недавнюю демонстрацию в Тель-Авиве против закона об национальном характере Израиля, инициированную Наблюдательной комиссией израильских арабов (в ней, среди прочих, участвовали лидеры «Сионистского лагеря» Ави Габай и Ципи Ливни). Подобно тому, как религиозные ортодоксы не могут поддержать осквернение субботы, но вынуждены жить с ним, — так арабы не могут поддержать еврейско-сионистскую сущность государства, но они должны согласиться жить с ним. Араб, учитель обществоведения, так ответил на мой вопрос, что он говорит своим ученикам о характере Израиля: «Я учу их, что это демократическое государство и что это еврейское государство». Различие понятно. Он внушает детям ценности, которые сам поддерживает, и учит принимать реальность, которую не поддерживает, но принимает.

Поскольку еврейские граждане Израиля (включая меня) хотят сохранить еврейско-сионистский характер государства, они должны признать напряженность, которую это определение создает среди арабов. Арабы не могут поддержать ценности и символы сионизма: наш флаг не является их флагом, наш гимн это не их гимн, День независимости Израиля — это день бедствия для них, заселение этой земли евреями для арабов – проект, основанный на дискриминации.

Так у нас больше нет возможности совместной жизни? Совсем не так. Общая жизнь не требует согласия граждан верить в неприемлемые для них вещи. Она требует согласия принять совокупность правил, позволяющих действовать справедливо и логично. Ортодоксы могут верить в мессию, национальные религиозные сионисты – в возрождение Израиля, сионисты —  в право еврейского народа на самоопределение, а арабы – в право палестинцев на самоопределение. Каждая из общин не примет ценности, мировоззрение и мечты другой.  Им нужно только согласиться с правилами игры при сосуществовании. С этим связаны величие Декларации независимости и слабость закона о национальном характере. Декларация содержит правила политической и социальной игры, которые могут быть приняты всеми, в то время как в законе о нацхарактере они отбрасываются и подталкивают политическую систему к обсуждению фундаментальных ценностей. У такой дискуссии не может быть окончательного решения.

Ошибка Габая и Ливни в том, что они подчинились правилам игры Биньямина Нетаниягу и согласились на перенесение спора в идеологическое пространство, где нет компромисса — шаг, который приведет к увековечению конфликтов в обществе. Проблема закона о нацхарактере не в том или ином слове, а в том, что он загнал общественную дискуссию в угол, где все, кроме Нетаниягу, проигрывают. 

Спор о характере государства Израиль не закончится принятием этого закона —  он только обострится. Закон также не обеспечит вечность еврейской идентичности Израиля и не позволит ему игнорировать 20% процентов своих граждан-арабов, которые не приемлют сионизм. Отцы сионизма, люди прагматичные, понимали важность конструктивной неоднозначности. Они написали Декларацию независимости, полную противоречий, но все же удачную.

У правых есть веская причина, чтобы попытаться обострить противоречия, левые и центристы имеют серьезные основания учиться жить с ними. Ливни и Габай попали в ловушку идеологического обострения, подготовленную Нетаниягу. Пока они остаются там, он будет играть с ними по своему усмотрению. Они будут вовлечены в конфликт вместо того, чтобы находить решения, которые позволят жить с новой реальностью. Габаю и Ливни следовало выйти на трибуну и сказать: да, между нами есть много разногласий, но кое в чем принципиальном и важном мы придерживаемся единого мнения — евреи и арабы отказываются быть врагами. 

Юли Тамир, «ХаАрец»  Д.Н. Фото: Оливье Фитуси.