Так не строят конституцию

Так не строят конституцию

Представьте себе, что закон о национальном характере Израиля (ЗНХГ) начинался бы со следующего заявления: «Израиль — это национальное государство еврейского народа и государство национальных меньшинств, живущих в нем». Это не новое предложение постсионистского органа по изменению ЗНХГ, а перевод – с адаптацией к нашим реалиям — преамбулы к конституции несомненно национального государства — Хорватии.

Жестокие публичные дебаты, касающиеся ЗНХГ, совершенно справедливо концентрируются на связи между ним и принципом гражданского равенства, а также на нарушении баланса между «еврейскими» характеристиками государства и его демократическими особенностями. Хотя Израиль является единственным еврейским государством в мире, это не единственное национальное государство. Сравнительное изучение конституций других национальных государств — государств, которые считают себя воплощением права на самоопределение народов, живущих в них, подчеркивает нарушение коллективных прав меньшинств в Израиле. В конституциях других национальных государств наряду с доминирующим статусом народа, составляющего большинство,  подчеркивается существование других групп, как неотъемлемой части государства.

В конституции столь же явно национального государства, как Венгрия, говорится, что «национальности, живущие с нами, являются частью венгерского политического сообщества и составными частями страны». Далее в конституции Венгрии сказано: «Наряду с развитием венгерской культуры, государство обязано заботиться о сохранении наследия, языков и культурного своеобразия меньшинств».  На Украине также подчеркивается в конституции, что государство будет способствовать самоидентификации украинского народа, а также меньшинств, живущих в нем. И мы еще не говорили о конституциях других демократий, которые не обязательно являются национальными государствами, — таких, как Франция, которая привержена принципам свободы, равенства и братства, и США, гарантирующих равную защиту и права всем гражданам и четко отделивших религию от государства.

ЗНХГ выделяется на международном конституционном ландшафте. Дело в том, что в нем игнорируются отношения между государством Израиль и проживающими в нем меньшинствами. Кроме того, ЗНХГ не пытается сбалансировать обязанность государства продвигать интересы титульной группы населения и его обязанность продвигать интересы меньшинств. Статья 1 закона определяет государство Израиль как уникальное национальное государство еврейского народа, не пытаясь найти способ дать меньшинствам возможность чувствовать, что они являются частью государства и что оно принадлежат также им.

Разделы 5-7 закона возлагают на государство обязанность продвигать интересы большинства в области еврейской репатриации, укреплять связи с еврейской диаспорой в мире и с еврейскими поселенцами в Израиле. Однако, в отличие от других демократических стран, у государства нет параллельных обязанностей по продвижению интересов меньшинств. Фактически, в единственном месте в законе, в котором затрагивается интерес групп меньшинств – параграфе об использовани арабского языка — закон говорит об изменении статуса этого языка с государственного на «особый».

Законы не только определяют, что разрешено, а что нет. Они также определяют лейтмотив жизни общества. И основные законы, не говоря уже о декларативном базовом законе, — таком, как ЗНХГ —  предназначены для создания платформы, на которой функционирует государство и формируется его конституционный характер. Однако то, что поняли отцы-основатели Израиля, создавшие в разгар судьбоносной войны столь сбалансированный документ, как Декларация независимости, не  поняли создатели ЗНХГ: невозможно построить совместное общество на основе дискриминации значительной части населения страны.

Юваль Шани, «ХаАрец»     Д.Н.
На фото: премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович и Биньямин Нетаниягу. Фото: Хаим Цах, GPO.