Советник Абу-Мазена: «Израиль и ХАМАС способны договориться»

Советник Абу-Мазена: «Израиль и ХАМАС способны договориться»

Хуссейн Ага — близкое доверенное лицо президента ПА Абу-Мазена, человек, ответственный за переговорный процесс,  говорит, что у нынешнего правого правительства Израиля больше шансов достичь соглашения с ХАМАСом, чем с палестинской администрацией.

Ага предупреждает Трампа, что его команда по проведению мирных переговоров заблуждается, если считает, что может «купить» палестинцев, используя экономические стимулы.

Хусейн Ага, ученый, представлявший Абу-Мазена в многочисленных секретных переговорах с Израилем, сделал это заявление в ходе пространного интервью английскому журналу Fathom Journal, в котором основное внимание было уделено Израилю.

«Теоретически, естественными партнерами для заключения своего рода «мира» сейчас являются ХАМАС и израильские правые. Они — единственные  партнеры, способные достичь соглашения, которое будет приемлемым для обеих сторон и в то же время соответствовать их идеологии», — сказал Ага в интервью, опубликованном в специальном номере журнала, приуроченном к 25-летию подписания соглашений Осло.

Ага, который участвовал в тайных переговорах и неофициальных дипломатических контактах с Израилем на протяжении последних двух десятилетий, объяснил, почему он считает, что правительство Нетаниягу и ХАМАС имеют потенциал для достижения ряда договоренностей. «Ни одна из сторон не верит в окончательное разрешение конфликта, поэтому обе готовы принять промежуточные соглашения, рассчитанные на длительный период времени», — сказал он.

Ага объяснил, что, в отличие от ХАМАСа, который является исламистским движением с прочными связями с «Братьями-мусульманами», ООП и ФАТХ —  «светские элементы палестинского национального движения, настроенные на достижении окончательной договоренности с Израилем. Однако в Израиле нет партнера для той сделки, которую они имеют в виду. Так же и у Нетаниягу на палестинской стороне нет партнера для окончательной сделки в той форме, какую он хочет».

Нетаниягу, добавил он, «может найти партнера в ХАМАСе, потому что для ХАМАСа неважно, что именно он получит в какой-то конкретный момент времени; завершение конфликта – это совсем не та проблема, которая беспокоит организацию. ХАМАС верит в построение исламистского общества. И потому он готов проявить гибкость. Люди ХАМАСа — фаталисты, которые считают, что Израиль неизбежно исчезнет, ​​так что все остальное — несущественно».

В последние недели Израиль и ХАМАС при посредничестве ООН и Египта ведут неофициальные переговоры о долгосрочном прекращении огня в Газе. Правительство Нетаниягу ведет эти переговоры, несмотря на угрозы членов его собственного кабинета войти в Газу и положить конец десятилетнему правлению ХАМАСа. По словам Абу-Мазена, цель этих переговоров — укрепление ХАМАСа за счет ПА.

На прошлой неделе посол США в Израиле Дэвид Фридман заявил во время закрытого брифинга, что достижение соглашения по Газе без участия ПА станет «большим подарком для ХАМАСа».

Однако Ага предупредил, что у любой сделки с ХАМАСом есть границы, поскольку, будучи исламистским движением, он не представляет большинство палестинского общества — общества мусульманского, однако не поддерживающего политический ислам, который представляет ХАМАС.

Ага не первое десятилетие принимает участие в палестинской политической жизни, хотя сам он не палестинец. Он вырос в Ливане и в молодости втянулся в палестинское национальное движение. Ага завоевал доверие тогдашнего председателя ООП Ясера Арафата и Абу-Мазена, и на протяжении последних 25 лет оба лидера неоднократно привлекали его к участию тайных переговорах с Израилем. Израильтяне, работавшие с Хуссейном Ага, отзывалисть о нем, как о блестящем человеке, а некоторые даже подружились с ним.

В 2013-2014 годах Ага провел в Лондоне серию встреч с Ицхаком Молхо, личным адвокатом и доверенным лицом Нетаниягу. Ага и Молхо разработали рамки мирного соглашения, затрагивавшего ряд ключевых проблем израильско-палестинского конфликта. Этот проект должен был стать основой мирного соглашения в ходе переговоров под руководством бывшего госсекретаря США Джона Керри. Однако Абу-Мазен и Нетаниягу не утвердили этот документ официально.

В 24-страничном интервью с Fathom Ага даже не упоминает о переговорах с Молхо. Однако он говорит, что в 2014 году Нетаниягу «имел возможность достичь соглашение с палестинцами». Он также сказал, что основным препятствием для достижения мирного урегулирования является политическая реальность с обеих сторон. «У меня в кармане лежит базовое соглашение, которое не пересекает ни израильские, ни палестинские красные линии. Но кроме продуманного соглашения, необходим и политический контекст. У меня есть соглашение, но контекста у нас нет», — сказал он.

Учиться у Трампа

Ага сказал, что он не верит, будто в настоящий момент Нетаниягу заинтересован в заключении всеобъемлющего мирного соглашения, отметив, что «с его точки зрения, сейчас подобный договор не стоит затраченных на его достижение усилий. Он может обойтись без него и заплатить за это совсем недорого; так зачем беспокоиться, зачем рисковать?»

Это одна из причин, почему он полагает, что Нетаниягу может выиграть, скорее, от ограниченного соглашения с ХАМАСом, чем от всеобъемлющего соглашения с ПА.

Ага также обсудил работу команды Трампа, занятой разработкой мирного соглашения, которая должна представить свой план в обозримом будущем. Он подчеркнул, что хотя Трамп «всерьез настроен на достижение сделки», методы работы его команды «не всегда уместны».

Он раскритиковал попытку администрации США заменить дискуссии по «ключевым вопросам» конфликта, таким, как статус Иерусалима, установление границ и проблема беженцев, экономическими подачками.

«Они, похоже, считают, что улучшение экономической ситуации сделает палестинцев более сговорчивыми и они удовлетворятся решением менее существенных проблем. Я думаю, что они ожидают этого напрасно», — сказал Ага.

Он также пояснил, что «исторически самые радикальные элементы в палестинской среде всегда принадлжали к более состоятельным, а не к беднейшим кругам. Палестинское руководство вышло из обеспеченных семей, это люди, которые могли бы жить удобной жизнью среднего класса, но они выбрали вооруженную борьбу. Лидеры ХАМАС – врачи и инженеры. Невозможно заглушить политические устремления людей, осыпав их деньгами», — предупредил он.

По словам Хуссейна Ага, экономическая программа сработает только в том случае, если будет сопровождаться четкой политической программой, в которой будет очерчено будущее израильтян и палестинцев.

«Нам нужен документ на одну страницу, с договором о двух государствах для двух народов, с двумя столицами в Иерусалиме, со справедливым и разумным решением проблемы беженцев. Да, это не приведет в одночасье к мирному соглашению и к немедленным изменениям на местах; не будет это означать и полного завершения конфликта. Но подобный шаг даст обоим народам надежду. Сегодня в наших краях это редкий товар, и необходимо его хотя бы немного обновить, чтобы людям снова было во что верить».

Ага предположил, что, возможно, команде Трампа стоит «поучиться у президента» как вести переговоры, просто посмотрев на то, чего он достиг в Северной Корее.

«В Северной Корее он не пытался изменять реальность на местах. Скорее всего, у него был некий общий документ, который обеспечил прорыв и дал начало переговорам о том, что делать дальше. Это может сработать, а может и нет, но дверь он открыл. В случае с Израилем и Палестиной его «мирная команда» пытается изменить реальность на местах, не обладая столь необходимым политическим зонтиком, который послужит питательной средой для этих перемен, будет защищать их и наделять  смыслом, и не прибегая к политическому ключу, который откроет дверь. Надеюсь, я ошибаюсь».

Амир Тибон, «ХаАрец», М.Р.
Фото: Mohammed Salem, Reuters/Emil Salman, Haaretz