Право на достойную жизнь

Право на достойную жизнь

«Я патриот, сионист и очень хочу продолжать здесь жить. Но я смотрю вперед и не понимаю, как смогу создать здесь семью и растить детей», — сказал в интервью «Деталям» Михаэль Росс.

Ему 27 лет, он родился в Израиле, работает в сфере международного туризма и является активистом ЛГБТ-движения. Он говорит: «Я не могу представить себе свое будущее. Наверное, это же чувство заставило столь многих людей собраться на митинг, который прошел на площади Рабина».

На площади Рабина в Тель-Авиве люди требовали равенства. Руководители 14 организаций израильского ЛГБТ-сообщества составили список из 6 требований к правительству. Вот они:

1. Предотвращение случаев преступности и насилия в отношении гей-коммьюнити

  • более строгие наказания в отношении преступлений на почве ненависти
  • внесение необходимых поправок в Закон о толкованиях
  • изменение правил смены пола в удостоверении личности
  • утверждение закона о запрете репаративной терапии в детском возрасте и запрет на рекламу услуг репаративной терапии.

2. Признание однополых семей.

  • исправление закона о суррогатных матерях
  • запись ЛГБТ-родителей тем же образом, что и у гетеросексуальных пар.
  • предоставление права на усыновление в Израиле и за границей.

3. Социальные службы для ЛГБТ

  • адаптация социальных услуг для специфических потребностей ЛГБТ-коммьюнити — включение в реестр услуг помощи для трансджендеров, для решения проблем ЛГБТ в арабском секторе, в религиозном и ортодоксальном секторах
  • помощь ЛГБТ, вынужденным заниматься проституцией
  • адаптация программ для помощи в трудоустройстве для трансджендеров.

4. Равенство в здравоохранении

  • расширение и упорядочение работы комиссии по смене пола, включая специально выделенные часы в операционных.
  • включение операций по смене пола, не включающих операции на половых органах, в корзину медицинских услуг
  • формулировка документа о предоставлении медицинских услуг для трансджендеров в центрах психологической помощи.
  • включение препарата PREP и новых лекарств, улучшающих жизнь носителей ВИЧ, в базисную корзину лекарств.

5. Воспитание терпимости и принятие ЛГБТ-коммьюнити

  • выпуск специальной инструкции для работы с ЛГБТ и с трансджендерами в системе просвещения, включая государственно-религиозную систему школ
  • включение в воспитательную программу школ и релевантных высших учебных заведений тем, касающихся ЛГБТ
  • обязательная подготовка по теме ЛГБТ для классных руководителей, лекторов в ВУЗах, воспитателей и людей, предоставляющих услуги в государственном секторе.

6. Финансирование

  • открытие специальных фондов для финансирования деятельности ЛГБТ организаций
  • увеличение спонсирования работы ЛГБТ-организаций как минимум на 50 миллионов

— До ста тысяч человек, собравшихся на площади Рабина — это очень впечатляющее количество людей. Тебя не удивили масштабы протеста?

— Нет, не удивили. На парады гордости в Тель-Авиве собирается еще больше людей. Честно говоря, в этом году я сомневался, нужно ли мне приезжать в Тель-Авив именно на парад. Ведь парад — это праздник, массовая вечеринка. И прекрасно, что она есть, но в последнее время все чаще казалось, что праздновать особо нечего.

В последние два года все, что касается законодательства в пользу ЛГБТ, идет вспять, а не вперед. Фарс вокруг закона о суррогатных матерях был лишь последней соломинкой, переломившей спину верблюду. Но это — не единственная причина протеста. Целая череда событий привела к этому.

Внешне все выглядит хорошо – туристы едут, министр культуры Мири Регев приходит и обнимается с участниками парада, глава правительства хвастается за рубежом, как здорово чувствует себя ЛГБТ-сообщество в единственной ближневосточной демократии. Но на деле, практически во всех аспектах повседневной жизни, ситуация аховая. Поэтому все больше и больше людей начали понимать, что пора что-то делать.

— И тогда кому-то пришла в голову мысль о забастовке?

— Это действительно было что-то новое. Идея заключалась в том, чтобы вывести протест за рамки ЛГБТ-комьюнити. Когда в один прекрасный день на работу не выходит множество людей, в знак протеста против дискриминации — это серьезный посыл для огромного количества людей. Хочу надеяться, что это не будет единичным событием.

— По-твоему, мы увидели кульминацию протеста — или только его начало?

— Трудно сказать. Я надеюсь, что этот протест сумеет объединить различные группы людей внутри ЛГБТ-сообщества, которые пока разобщены. От их способности взаимодействовать во имя общих целей зависит и финальный успех всего протеста.

— Голос русской общины, выходцев из стран СНГ, в этом движении протеста пока не очень слышен. Почему?

— Это интересный вопрос. Каждый из нас обладает несколькими «я». Я, Михаэль Росс — израильтянин, русский, гей, активист, и еще много-много всего. Я родился в Израиле, у меня нет русского акцента, я даже сократил свою настоящую фамилию Росовский на более легкое для израильского уха Росс. Поэтому в моей израильской среде меня не сочли за «русского». А в моей русской среде меня зачастую не принимали в качестве израильтянина-либерала, и уже точно не принимали, как гея. И теперь вопрос — мы, помня о том, с каким трудом в Израиле принимали нас — готовы ли мы учиться на ошибках других и принимать других, или тоже автоматически отвергнем любого, кто отличается от нас?

Право на достойную жизньМихаэль Росс

Это, к сожалению, и часть моей личной истории. Я могу быть сколько угодно активистом и бороться за права ЛГБТ, но, когда я возвращаюсь домой — мой отец меня не принимает. Когда я привел домой моего бывшего бойфренда, он не был готов познакомиться с ним. И в этом, наверное, одна из больших проблем русской общины. Она не признает полутонов. Либо ты русский в Израиле от мозга до костей, со стандартным набором «9 канал — русские магазины – Либерман», либо — полная противоположность. Нет полутонов, нет понимания и желания быть и русским, и либералом, и немножко «саброй» (местным). Так мы теряем огромное количество людей по дороге. Это, на мой взгляд, огромная ошибка.

— Это чем-то напоминает религиозную общину, по степени открытости к изменениям?

— Мне иногда кажется, что в среде выходцев из стран СНГ все еще сложнее, чем у религиозных. Там, особенно в последнее время, пытаются приспособиться к новым правилам игры. У религиозных геев есть свои вечеринки, свои группы по интересам, есть организации, оказывающие им поддержку. А для русскоязычных, особенно тех, кто продолжают смотреть российские телеканалы и читать российскую прессу — время течет в другую сторону. Пока весь мир движется к признанию полного равноправия ЛГБТ, Россия и Путин идут в противоположную сторону, и это влияет также и на русскоязычную общину в Израиле.

— Давай вернемся к демонстрации ЛГБТ и к списку требований, который представило руководство сообщества главе правительства. Есть среди них как довольно реальные, так и абсолютно фантастические – как, например, признание и регистрация гей-браков в Израиле. Твое мнение?

— Прежде всего, этот документ важен, под ним стоят подписи многих влиятельных организаций. Но не всех. Мне не хватает там подписи организации «Хеврута», представляющей религиозных ЛГБТ. Я не совсем уверен, насколько эти требования отражают нужды, опять же, русскоязычных геев, или арабского ЛГБТ-сектора, а это, напомню, самые слабые группы во всем большом Движении геев и лесбиянок за свои права. Я совсем не уверен, что подросток-гей друзского происхождения из Мадждаль-Шамса и русскоязычная девушка-лесбиянка из Димоны ощутят, что их интересы представлены в этом документе. Они, думаю, озабочены более прозаическими вещами — школа, личная безопасность, родители и так далее.

— Давай вернемся к вопросу о гей-браках…

— Требование о признании гей-семей можно понимать по-разному. Я тоже не думаю, что это правительство займется созданием институтов для регистрации гей-браков — здесь есть вещи, более глобальные, чем проблемы гей-общины: проблемы религии и государства, парадигмы еврейского и демократического государства — что важнее и что первичнее, и т.д. В этом, кстати, едины интересы и гей-сообщества, и многих русскоязычных «стрейтов», страдающих от религиозного диктата и дискриминации неевреев по Галахе в Израиле.

Но проблема записи брака решаема. Можно зарегистрировать брак заграницей, тогда он худо-бедно будет записан и в нашей стране. Лично меня гораздо больше волнует проблема создания семьи в Израиле, и тем, как обзавестись детьми. Это моя самая заветная мечта и я не собираюсь от нее отказаться.

— Здесь, насколько я понимаю, ситуация наиболее проблематична?

— Понятно, что дискриминация целых групп людей, которые служат в армии, платят налоги и являются, в общем-то, не самыми плохими из граждан — отвратительна. Но сознательное решение лишить нас возможности растить детей? Мне говорят, что я не могу усыновить, и Биби подписал соглашение с Путиным, лишившее нас этой возможности. Это плевок в лицо.

Так что на данный момент я не представляю, как я могу создать здесь семью. Для этого нужно быть мультимиллионером. И все это — вдобавок к общей дороговизне жизни, безумным ценам на жилье и так далее.

Наверное, это и заставило столь много людей выйти на улицы, собраться на площади Рабина — в надежде на лучшую жизнь, на то, что в этой стране когда-нибудь что-то изменится. Мы ведь не требуем ничего сверхестественного: всего лишь равных прав, возможности жить в своей стране на равных, с чувством собственного достоинства. Не более того.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Элиягу Гершкович

тэгиExclusive