Окажется ли Исмаил Хания на скамье подсудимых

Окажется ли Исмаил Хания на скамье подсудимых

В Международный уголовный суд в Гааге подано уже второе ходатайство о преследовании главы политбюро ХАМАСа Исмаила Хании. В интервью «Деталям» адвокат Ури Морад, руководитель юридического отдела «Иерусалимского института справедливости» — организации, обратившейся в МУС — пояснил: в прошлом году Ханию уже требовали обвинить в военных преступлениях, совершенных летом 2014 года, во время операции «Нерушимая скала». А теперь израильтяне обвиняют его в преступлениях против детей.

— Мы говорим о насильственной мобилизации примерно 17 тысяч детей младше 15 лет на войну с Израилем. О многолетней индоктринации, об использовании их в качестве «живых щитов», — пояснил Ури Морад. — Нами собрана твердая и достоверная база улик и свидетельских показаний, подтверждающий это.

— Но ведь Израиль не признает Международный уголовный суд. Как ваша деятельность соотносится с этим фактом?

— Именно Палестинская Автономия «открыла дверь» в эту организацию. 16 января 2015 года прокурор МУС Фату Бенсуда сообщила о начале предварительной проверки подозрений «о совершении военных преступлений в Палестине». Проведение этой проверки стало возможным из-за решения Генеральной Ассамблеи ООН от 2012 года, которым Палестине был предоставлен статус государства-наблюдателя при Организации Объединенных Наций. Именно это дало возможность ПА подписать Римский статут – документ, определяющий функции, юрисдикцию и структуру МУС.

В свою очередь, Палестина была вынуждена заявить, что в компетенцию суда входят преступления, совершенные на так называемых «оккупированных палестинских территориях» – мы предпочитаем их называть «спорными территориями». В том числе и в Восточном Иерусалиме. Они дали право расследовать события ретроактивно, с июня 2014 года. Так мы получили возможность «войти через ту же самую дверь» в суд, чтобы привлечь к ответу подлинных преступников. В данном случае, Исмаила Ханию.

— Можно ли из этого следует сделать вывод, что Израиль неправильно оценил ситуацию, не присоединившись к МУС?

— Да, действительно, Израиль не признает Международный уголовный суд. Но мы в данном случае не представляем государство. Мы — израильская организация, занимающаяся делигитимацией террористических организаций. Пусть даже мы получаем сильную поддержку от всех, с кем контактируем, но это — наша частная инициатива.

— Это понятно, но, может быть, Израилю стоит присоединиться к суду, чтобы лучше защищать свои позиции?

— У Израиля есть немало разногласий и противоречий с самым принципиально важным документом — Римским статутом. Он содержит несколько проблематичных параграфов, которые могут поставить под вопрос, например, тему поселений. Так что в Израиле до сих пор спорят, нужно присоединиться к Римскому статуту или нет.

— Как проходит процесс рассмотрения ходатайств? Вы говорите, что они начали предварительную проверку — а сколько времени это займет?

— Немало. Но внушает оптимизм то, что запрос, поданный в прошлом году, уже прошел этап предварительной проверки. Мне удалось встретиться с весьма высокопоставленным сотрудником суда, я услышал много похвал в адрес нашего ходатайства, и у меня создалось впечатление, что наш запрос будет рассматриваться наилучшим образом, и дело будет вестись профессионально. Они высоко оценили нашу работу.

— Похвала – это всегда хорошо. Они, вероятно, еще и вежливые люди. Но что на практике?

— Сейчас на столе у прокурора лежат материалы, основанные на большом количестве свидетельств, которые мы собирали в течение нескольких лет. Они указывают на наличие систематические многолетние преступления против детей, которые ХАМАС совершает в больших объемах. Материалы достаточно высокого качества, чтобы начать расследование.

— А насколько весомы решения Международного уголовного суда? Ведь, например, США также не присоединились к работе этой структуры.

— США не признают Римский статут и не входят в число стран, участвующих в работе Международного суда. Особое внимание в последние недели к суду привлекло намерение администрации Трампа бойкотировать его деятельность. Но, вместе с тем, решения суда могут стать судьбоносными и для Хании, и для Абу-Мазена, против которого мы намерены подать ходатайство в будущем. Они могут оказаться на скамье подсудимых. Я надеюсь, что их признают виновными, и тогда они заплатят за свои преступления.

Олег Линский, «Детали». Фото: Нир Кафри

тэгиExclusive