Новый нефтяной альянс и новый мировой порядок 

Новый нефтяной альянс и новый мировой порядок 

Саудовский крон-принц Мухаммед бин Салман вовсе не походил на расстроенного руководителя страны, чья сборная проиграла сборной России в стартовом матче чемпионата мира по футболу со счетом 0:5. Улыбаясь, он сидел в правительственной ложе на знаменитом московском стадионе «Лужники» рядом с президентом РФ Владимиром Путиным. Это свидетельствовало о том, что футбол был лишь поводом для встречи лидеров двух стран.

Согласно брифингам, проведенным российскими официальными лицами после того, как наследный принц покинул Москву, он и Путин договорились об общей политике, которая стоит куда дороже, чем любой спортивный трофей. Сообщается, что Россия и Саудовская Аравия – два крупнейших в мире производителя энергоносителей, — согласились придать «законный статус» отношениям между российской стороной и организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Устраивает ли это всех участников ОПЕК, которые собираются в Вене в ближайшие выходные? Вряд ли.

Теоретически ОПЕК существует для того, чтобы обеспечить рыночную долю стран-участниц на мировом энергетическом рынке и пытаться повысить цены на нефть, гарантируя при этом, что их основной источник дохода по-прежнему будет приносить прибыль. Что, впрочем, зависит от согласия и координации между этими странами. Однако в ситуацию может вмешаться геополитика, и в данном случае речь идет об усиливающейся вражде между двумя основными производителями нефти – саудитами и Ираном.

В 2016 году, после продолжительного падения цен на нефть (цена за баррель упала ниже 30 долларов), 14 членов ОПЕК согласились сократить производство. Наряду с ростом мировой финансовой активности, это постепенно привело к росту цен на нефть до 70 долларов за баррель. Однако некоторые страны, включая Саудовскую Аравию и Россию, призывают к увеличению производства. Они теряют свою долю на рынке, уступая производителям сланцевой нефти в США, и утверждают, что из-за увеличения спроса появление большего количества нефти на рынке не окажет существенного влияния на цены. По их мнению, любое падение цен будет компенсировано увеличением производства.

Но не все страны, входящие в ОПЕК, способны это производство наращивать. В частности, Иран, который ждет новых жестких санкций от администрации Трампа, уже теряет заказы на сотни тысяч баррелей. В Венесуэле производство резко падает из-за политических потрясений и экономического кризиса, вызванного курсом правительства Мадуро, которому тоже грозят американские санкции. Для обеих стран снижение цен на нефть чревато серьезными финансовыми затруднениями.

Иран и Венесуэла, которые вместе с Ираком и Ливией также страдают от проблем с производством нефти, решили на пятничной встрече в Вене противостоять российско-саудовскому плану. Но встреча Путина и принца Мухаммеда на чемпионате мира по футболу декларирует новый союз, против которого они бессильны.

Означает ли это конец российско-иранского альянса, закрепленного на полях сражений в Сирии?

Источники в израильской разведке высказали два мнения о том, насколько силен союз между Москвой и Тегераном, и существует ли возможность вбить клин между ними. Скептики опасались, что Путин рассматривает Иран в качестве стратегического партнера, который продолжит сотрудничество с Россией во имя укрепления своего присутствия в ближневосточном регионе и создания грандиозного проекта «шиитская ось»: наземного коридора, позволяющего контролировать территорию от Ирана до Средиземного моря.

Противоположная точка зрения гласила, что союз — дело временное, и он продлится до тех пор, пока России нужны в Сирии штыки, а именно — шиитские ополченцы, сражающиеся на стороне «российского клиента», президента Асада. Однако в какой-то момент, утверждали сторонники данной точки зрения, интересы России пойдут вразрез с интересами Ирана. 

Так оно и случилось.

9 мая премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу был почетным гостем Путина на параде Победы в Москве. Этот факт дал понять, что Россия поддерживает требования Израиля о недопустимости нахождения иранских вассалов вблизи сирийско-израильской границы. Сюда же относится и молчание официальной России после ударов израильских ВВС по иранским позициям в Сирии. Тем самым Путин дал понять, что, хотя Иран и может быть его тактическим союзником, если он в этом заинтересован, но Израиль тоже выступает в роли союзника РФ, возможно, куда более стратегически ценного. В этом месяце Путин принимал саудовского принца. И это – еще один зловещий знак иранцам, что те, похоже, выполнили свое предназначение и уже не находятся в центре стратегических интересов России.

Путин настроен восстановить статус России, как сверхдержавы. Наследный принц Саудовской Аравии, готовясь к долгому царствованию, стремится укрепить лидирующий статус своего королевства в регионе. Оба лидера планируют прибегнуть к использованию своих энергетических ресурсов в качестве инструмента для наращивания геополитического влияния, и в то же время — продвигать долгосрочные планы по снижению зависимости их экономики от нефти. Именно поэтому сегодня для обоих лидеров существующие соглашения ОПЕК стали, скорее , помехой, чем помощью или поддержкой. Кроме того, для Бин Салмана Иран – опасный враг и соперник в борьбе за влияние. За месяц до того, как Нетаниягу отправился в Москву, наследный принц вел наступление на «американском плацдарме», встретившись также с еврейскими американскими организациями.

Кроме того, наследный принц принимает живейшее участие в плане мирного урегулирования, разработанном Дональдом Трампом, том самом  плане, который, как ожидается, будет одобрен саудитами и другими суннитскими режимами.

Никто не надеется, что план, который заранее был отклонен палестинцами, будет реализован моментально, но у Бин Салмана свои расчеты и свой прицел. Трехсторонняя сделка между Саудовской Аравией, Россией и консорциумом производителей нефти в США выгоднее ему и Путину, нежели прежняя структура ОПЕК. И это загонит Иран в угол.

Что касается Путина и Трампа, то союз между тремя крупнейшими в мире производителями нефти несет в себе прямые экономические и политические выгоды. Это позволит обеспечить им свою долю на рынке, сохраняя при этом цены на газ, столь важные для американских избирателей, на разумном уровне.

Ось «США-Саудовская Аравия-Россия» поможет усилить экономическое влияние администрации Трампа, в особенности, в тот момент, когда ее  ожидают  торговые войны с Европой и Китаем. Кроме того, это обстоятельство, скорее всего, свяжет США в новом «энергетическом партнерстве» по рукам и ногам, отделяя от традиционных альянсов в НАТО и Евросоюзе. Таким образом, будет воплощен давний замысел Путина, направленный на подрыв западных альянсов, которые в свое время одержали победу над СССР. Теперь, похоже, Путин хочет подорвать ОПЕК. Проигравшими от создания нового альянса станут другие страны-участники ОПЕК, в особенности, Иран и Венесуэла, а также ЕС, который ослаблен внутренними распрями, и дальневосточные державы с их нефтедобывающей экономикой.

С другой стороны, в выигрыше в результате нового расклада может стать Израиль, поскольку Иран слабеет, а ЕС, который пытается в одиночку поддерживать исламскую республику и участвовать в урегулировании израильско-палестинского конфликта, может оказаться на обочине процесса.

Таким образом, встреча стран-участниц ОПЕК в Вене в эти выходные может иметь гораздо более серьезные последствия, чем будущие цены на нефть.

                                                       Аншель Пфеффер, «ХаАрец». М.К.

На фото: принц Мухаммед бин Салман. Фото: Charles Platiau, Reuters