«Нетаниягу хочет принципиально изменить подход к проблемам безопасности»

«Нетаниягу хочет принципиально изменить подход к проблемам безопасности»

Профессор Ави Симхон, председатель Национального совета по экономике в министерстве главы правительства и экономический советник премьер-министра Израиля, не пытается приуменьшить важность заявления Нетаниягу на последнем заседании военно-политического кабинета правительства о планируемом росте бюджета на оборону: «Это заявление означает намерение главы правительства изменить направление движения государства и в военном, и в экономическом плане. И это лишь верхушка айсберга. Речь идет о принципиальном изменении подхода к проблемам безопасности, над которым премьер-министр работает уже несколько лет. Это пока лишь контуры изменений подхода, разработанного Бен-Гурионом еще в 40-х годах прошлого века». 

— Вы не опасаетесь, что такое изменение подхода негативно отразится на кредитном рейтинге Израиля?

— Совершенно не боюсь. Доказательство тому – последовавшие уже на следующее утро повышения курсов и акций и облигаций на бирже. Если бы рынок опасался негативных последствий для экономики, никаких повышений не было бы. Нет, я не вижу причин для таких опасений.

—  Нетаниягу заявил, что намерен увеличить оборонный бюджет на 0,2-0,3% от ВНП, то есть – на 2-4 млрд. шекелей в год. Премьер-министр также сказал, что целью является среднегодовой рост экономики в 3-4% и доведение расходов на все оборонные потребности до 6% ВНП (вместо нынешних 5,8%).

— Если судить по фискальным показателям, то кредитный рейтинг Израиля уже сегодня должен был бы быть «ААА», а не «АА-». Единственная причина, по которой этого не происходит — геополитическая ситуация, в которой мы находимся. Именно ее и отредактирует изменение подхода, о котором объявил Нетаниягу. Я совершенно уверен в том, что заявление о намерении Израиля пересмотреть бюджетную политику не приведет к снижению рейтинга.

— Вы говорили о том, что такое изменение подхода будет профинансировано за счет повышению бюджетного дефицита. Разве это само по себе не ухудшит фискальную ситуацию?

— Процесс будет обеспечен за счет двух источников финансирования. В 2019 году финансирование будет обеспечено за счет перераспределения оборонного бюджета и за счет внутренних резервов силовых структур. Второй источник финансирования – дополнительные ассигнования, выделенные армии. С 2020 года процесс будет финансироваться за счет увеличения госбюджета. И то, и другое согласовано с министром обороны, и с министром финансов. Я не утверждаю, что в Минфине на этот счет существует всеобщее согласие. Но это решение правительства, и сотрудникам министерства придется принять данное решение к сведению и сообщить, как выполнить его наилучшим образом. 

— Как будут перераспределены резервы оборонных ведомств? Бюджет будет увеличен за счет пенсий?

— Этот вопрос мы оставляем на усмотрение министерства обороны и Минфина.

— Заявление Нетаниягу разорвет связь оборонного бюджета с потребностями, которые он призван обеспечить. Фактически, речь идет о том, что бюджет будет расти с ростом ВНП, вне связи с конкретной ситуацией в сфере безопасности.

— Новый подход не означает, что армия получит еще 40 млрд. шекелей, которыми сможет распоряжаться, как ей будет угодно. Правительственная программа определит цели, на которые будут выделены дополнительные ассигнования. Тут необходимо примирить и сбалансировать два рода потребностей. С одной стороны, мы бы хотели в еще большей степени увеличить оборонный бюджет. С другой стороны, глава правительства прекрасно понимает, что что чем тяжелее бремя расходов на оборону, тем тяжелее обеспечить подъем экономики. Выделение на нужды обороны 6% от ВНП – компромиссный вариант, который позволит сбалансировать оборонные расходы и ассигнования, необходимые для экономического роста.  

— Фактически заявляется, что даже если геополитическая ситуация улучшится, и вовлеченность Израиля в военные конфликты снизится, мы все равно будем отчислять на оборонные нужды 6% ВНП, не так ли?

— 6% ВНП – это, по мнению главы правительства, оптимальный вариант, обеспечивающий необходимый баланс. Но это не некий незыблемый показатель. Если ситуация существенно изменится – в лучшую или в худшую сторону – уровень ассигнований на оборону будет изменен.

— Видите ли Вы связь между заявлением Нетаниягу и давлением, оказываемым на европейские страны Дональдом Трампом, требующим от них увеличить оборонные бюджеты? Трамп давит и на нас?

— Нет, мы и сегодня выделяем на обеспечение безопасности больше, чем другие страны. Это собственное решение премьер-министра, министра обороны и министра финансов.

— Разве заявление Нетаниягу об увеличение бюджета на оборонные нужды не противоречит политической ситуации – безоговорочной поддержке США и хорошим отношениям с Россией?

— Да наши отношения с союзниками никогда еще не были так хороши. Но чтобы сохранить и упрочить эти отношения, нам необходимо продемонстрировать на международной арене наши сильные позиции. Никто не хочет связываться со слабыми странами. Чем ты сильнее с экономической и военной точек зрения, тем больше у тебя друзей. Новый подход приведет к укреплению внешнеполитических связей Израиля.

— Вы упомянули об изменении подхода Бен-Гуриона во всем, что касается обороны. Что имеется в виду?

— До сих пор армия и другие силовые структуры ориентировались на свои точечные потребности, ничего не планируя на долгосрочную перспективу. Теперь подход изменится. К примеру, еще пять лет назад никто кроме премьер-министра не задумался о ресурсах, необходимых для обеспечения кибербезопасности. Сегодня все понимают важность этого вопроса, и существует консенсус в отношении необходимости увеличить соответствующие ассигнования. С другой стороны, ввиду изменившихся факторов угроз появились расходные статьи, на которых вполне можно сэкономить.

Хагай Амит, TheMarker A.Д. Фото: Томер Аппельбаум