Кремлевские олигархи боятся персональных санкций

Кремлевские олигархи боятся персональных санкций

«Нет, они не были эмиссарами Путина!» Даже пресс-секретарю российского президента Дмитрию Пескову пришлось выступить и убеждать, что два российских олигарха Петр Авен и Михаил Фридман отправились в штаб-квартиру вашингтонского «мозгового центра» Atlantic Council не с миссией Кремля, а по личным мотивам.

Авен и Фридман включены в «кремлевский список» лиц, которых в США считают приближенными к президенту России. Упоминание их в сенатском докладе означает, что в будущем против них и их компаний могут быть применены персональные санкции. Но самую большую тревогу в Москве среди «кремлевских олигархов» вызвали «санкции 6 апреля», введенные Минфином США против 24 россиян (и еще двух иностранцев). Хотя Авена и Фридмана пока там нет – это серьезный повод для беспокойства, и не только им.

В интервью «Деталям» публицист и политический деятель Андрей Пионтковский, живущий в США из-за преследований в России и хорошо осведомленный о том, что происходило на закрытом ужине в Atlantic Council, сказал: санкции, введенные Минфином США 6 апреля – это первый болезненный удар по российской верхушке, и, конечно, он вызовет серьезный кризис.

— Визит Авена и Фридмана – это, прежде всего, их попытка каким-то образом облегчить собственную судьбу. Введенные 6 апреля санкции я считаю первыми, способными как-то воздействовать на психику и поведение кремлевской верхушки, — сказал Андрей Пионтковский.

До сих пор так называемые секторальные санкции, конечно, влияли негативно на российскую экономику, но абсолютно не затрагивали саму верхушку, этих миллиардеров. Тут даже трудно провести различие между чиновниками и бизнесменами, потому что все функционеры и министры, начиная с Путина – бизнесмены, а все деловые люди – в большой степени чиновники, поскольку они выполняют задания всей мафиозной группы в целом. А 6 апреля были заморожены активы 24 кремлевских ставленников, что означает последующую конфискацию. Конечно, это их всполошило!

Поэтому последовала столь нервная реакция Москвы, вплоть до принятия драконовских законов против лиц, призывающих к санкциям. Я, как человек, подпадающий под эти определения, наблюдаю за этим процессом – в первом чтении нам грозило 3-4 года, теперь – по просьбе, как ни парадоксально, омбудсменов (уполномоченных по правам человека) – уже грозит статья за измену Родине и 20 лет… Я не удивлюсь, если еще через неделю они потребуют расстреливать.

Эти люди – не единственные визитеры, которые здесь топчутся. Но почему особое внимание было привлечено к этим фигурам, как к эмиссарам Кремля? Дело тут в Петре Авене. Он чрезвычайно близок к Путину. С 1992 года у них очень близкие отношения. Авен участвует во всех событиях, рассчитанных на западную аудиторию – будь то Валдайский клуб, Ярославский форум и т.п. Он, как выездная модель — «лицо Путина для Запада». Эту функцию в свое время выполнял Чубайс, потом Кудрин – выезжать на Запад и показывать путинскую Россию с человеческим лицом. Авен приехал с двумя задачами: подтвердить свои позиции прозападного человека и обезопасить свои активы – и в то же время выполнить поручение Путина, выдвинув ряд тезисов, которые им нужны.

— Они могут себе позволить критиковать Путина? Это укладывается в концепцию?

—  А как же иначе завоевать доверие аудитории? Давно эта песня поется. Она выглядит так – и теперь я вам пересказываю почти дословно, что происходило на этой встрече в Атлантическом совете: Авен очень умеренно покритиковал Путина: «неудачная экономическая политика, он совершает ошибки, вот на Дурова наехали, а его надо было интегрировать в систему» — и перешел к центральной теме: «А вот все ваши санкции – они вредны. Они затрудняют положение прозападных сил в России. Они усиливают позиции силовиков – противников Запада. Они, по существу, толкают современную Россию к образу Северной Кореи. Вот вы ввели санкции против РУСАЛа, а чем это закончилось? Фактической национализацией. Как же нам всем, сторонникам рыночной экономики, радоваться тому, что частная собственность стала государственной?»

Кремлевские олигархи боятся персональных санкцийМихаил Фридман и Петр Авен. Фото: Sergei Karpukhin, Reuters

Кстати, этот последний тезис содержит громадную фальсификацию: в России нет частной собственности. Как нет и государственной. Есть мафиозная собственность. Дерипаске принадлежит знаменитое высказывание, очень точно характеризующее всю систему собственности в России: «Владимир Владимирович, я готов отдать вам все свое состояние по вашему первому слову».

Но давайте поговорим о составе участников этого ужина в Atlantic Council. Видимо, они отбирались Авеном и Фридманом, и там были два очень важных, серьезных представителя администрации США. Это господин Джо Вонг (Joe Wang), который отвечает за Россию в Совете по национальной безопасности, и госпожа Клэй Берри (Clay Berry), помощник заместителя министра финансов. Это — люди, которые занимаются непосредственно санкциями. Ну вот, они пришли, послушали, им было интересно.

А еще были люди, на которых Авен и Фридман явно рассчитывали, как на своих лоббистов. Это так называемые «политологи». Я вам скажу – а я ведь наблюдаю эту картину и сражаюсь с ними уже лет пятнадцать, как минимум – что очень многие из этого вашингтонского сообщества экспертов по России «охвачены» Кремлем, хотя и в разной степени.

Есть прямые агенты, как Томас Грэм (бывший советник президента Джорджа Буша, с 2011 года – научный сотрудник Института Джексона по глобальным вопросам – прим. «Детали»), да и тот же Киссинджер, который получает громадные деньги… Есть люди поменьше, которых соблазняют участием в Валдайском клубе: это полет бизнес-классом туда и обратно, пятизвездочный отель, фотография с Путиным — потом эти люди получают совершенно другие ставки, когда дают компаниям консультации по России.

Или Анжела Стен (Angella Stent), директор Центра исследований Евразии, России и Восточной Европы в университете Джорджтауна – она, кстати, оттуда же поехала ночью на форум в Петербург. И ее муж, Йорген, все время в Москве, он там член совета какой-то нефтяной компании. А вот госпожа Тоби Гати (Toby Gati), тоже известный эксперт по России, а заодно — член совета директоров Лукойла. Это – невиданные деньги для американского профессора.

Кремлевские олигархи боятся персональных санкцийАндрей Пионтковский.

То есть охват здесь серьезный. Кремлевские власти в этом действуют намного умнее, чем коммунисты, которые тратили деньги на каких-то маргиналов: Гас Холл, секретарь несуществующей компартии США, или Анжела Дэвис… А сейчас кремлевские деньги тратятся на людей, «встроенных в систему», так называемых лидеров общественного мнения; людей, которые влияют, дают советы.

— И в итоге такие действия приносят Кремлю нужные результаты? Потому что, несмотря на экспертов, деньги и ужины, санкции нарастают, так что ничего добиться они пока не могут?

— Вы правильно заметили общую тенденцию – она идет в сторону ужесточения отношения к России, и Трамп ничего не может с этим поделать, разве что замедлить процесс на месяц-другой. Колоссальной ошибкой Кремля была вся эта кампания в пользу Трампа. Она вызвала невероятную ответную реакцию. Никогда еще демократы не были так настроены против Кремля.

Ведь демократы, это — Обама и Клинтон, которые затеяли перезагрузку с Москвой. Уверяю вас, если бы Клинтон победила, она бы снова устроила нечто подобное. Но сейчас демократы заняли жесткую, абсолютно непримиримую антипутинскую позицию. Она для них, кстати, конъюнктурна, потому что они выступают, в первую очередь, против Трампа, и увидели, что самое уязвимое место Трампа – это его очень сомнительные связи с Путиным, и то, что он до сих пор боится сказать что-то критическое в адрес Путина. А республиканцы и так традиционно настроены против Кремля. И когда теперь к ним теперь присоединились демократы, образовалось такое единство всего военно-политического истеблишмента в этом вопросе, что в такой атмосфере всей агентуре Кремля действовать, конечно, намного труднее.

— А тут еще вышел и британский доклад, «Московское золото», где тоже проявилась общая тенденция…

— И риторика британского руководства повлияет на колеблющихся здесь, в США. Особенно убедителен тот тезис британцев, что они противостоят не русскому народу, а людям, которые ограбили русский народ. Этот посыл очень позитивно воспринимается в России, потому что если там ограничивают какие-то экономические связи, то кремлевская пропаганда с легкостью представляет их попыткой помешать великой России подниматься с колен. А тут — обещание вернуть эти средства российскому народу, первому пост–криминальному правительству, может быть принят большинством российского населения и потому опасен для Кремля.

Так называемый раскол внутри элиты впервые вызван санкциями 6 апреля. Но трудно сказать, как дальше будет развиваться ситуация в стране. Ведь такие режимы могут пасть через две недели — или продержаться долгие годы. Но это первый болезненный удар по российской верхушке, и конечно, он вызовет серьезный кризис.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фотоиллюстрация: Pixabay

На фото: «Москва-сити», деловой район столицы

тэгиExclusive