Идея еврейского народа – устаревшая шовинистическая чепуха?

Идея еврейского народа – устаревшая шовинистическая чепуха?

На сегодняшний день для американских евреев самым противоречивым вопросом является поиск баланса между любовью и тревогой о мире в целом — и особым чувством привязанности к еврейскому народу и заботой о его процветании.

Конфликт между общим и частным, универсализмом и еврейской избранностью всегда занимал умы еврейской Америки. Баланс между этими двумя концепциями труднодостижим, его поиски могут привести иных в смятение, о чем свидетельствует обострившийся и доходящий в последнее время до крайностей спор  в общине американских евреев.

В сомнительной речи, которую писатель еврейского происхождения Майкл Шейбон прочитал в мае этого года в колледже Еврейского союза в Лос-Анджелесе, он стер как все границы между евреями и неевреями, так и внутренние границы еврейской жизни.

Брак внутри еврейской общины он называет «гетто для двоих», раввинистический иудаизм в его глазах есть «гигантская переплетающаяся сеть различий и разделений». По его словам, реализация этих различий посредством исполнения  еврейских обрядов и ритуалов приводит к своего рода шовинистическому отказу от принятия «другого».

Шейбон полагает, что существует прямая логическая связь между строгим отделением субботы от будней и радикализмом поселенцев в Хевроне. Шейбон говорит, что единственный род, которому он верен, — это род человеческий; в его глазах, «народы и границы не более, чем изжившие себя выдумки».

На противоположном полюсе — новая книга Джонатана Неймана «Излечить мир? Как левые евреи разрушают иудаизм и подвергают опасности Израиль».

Нейман выступает с критикой ситуации, при которой  принцип «тиккун олам» (исправление мира) занял центральное место в американской еврейской жизни, особенно в неортодоксальных кругах. Он приравнивает «тиккун олам» к либеральной политической повестке дня, искусственным образом привитой к украденному раввинистическому понятию.

В своей критике Нейман выходит далеко за рамки предположения, что универсальные еврейские обязательства по улучшению мира должны быть закреплены в еврейских текстах и ​​практике. Нейман пишет: «Напротив, истина заключается в том, что «тиккун олам» не укоренен в иудаизме …он является незаконным отпрыском древней цивилизации».

Идея еврейского народа – устаревшая шовинистическая чепуха?Изготовление шофаров. Фото: Гиль Коэн-Маген.

Но его главное несогласие с «тиккун олам» заключается в том, что «его чрезмерный универсализм идет в ущерб еврейскому народу». Универсализм «тиккун олам», полагает Нейман, разрушает границы между евреями и остальными народами и ведет к политике, противоречащей интересам еврейской общины.

Если, по мнению ряда философов, идолопоклонство есть ошибка принятия части за целое, то оба, Майкл Шейбон и Джонатан Нейман, впадают в идолопоклонство, искусственно изолируя один аспект еврейской жизни от целого.

Мысль о том, что иудаизм соотносится с миром в его цельности, не является изобретением либеральных евреев XX или XXI века.

Первый завет, заключенный Всевышним с Ноем, был между Богом и всем человечеством. Конечной целью более частного завета, заключенного с Авраамом, является благословение всех семей, населяющих землю. В ТАНАХе содержится Божье повеление Ионе обратиться к народу Ниневии (столице Ассирии, главному врагу Израиля), с призывом покаяться, чтобы тем самым спастись от уничтожения, и пророк страдает от того, что ему не удалось выполнить это повеление. Исайя называет Израиль «светочем для других народов». И таких примеров множество.

Как поясняет Джонатан Сакс в своей глубоко продуманной книге — почти с тем же названием, но не в вопросительной, а утвердительной форме — «Как исцелить расколотый мир», в классическом иудаизме не задается вопрос, в какой степени евреи несут ответственность за больший мир, потому что еврейский исторический опыт заключался в насильственном разделении и маргинализации. Когда евреям выпадала такая возможность, они находили способы проявить доброту и протянуть заботливую руку более широкому обществу.

Я понимаю Неймана и Хабона. Нейман и другие опасаются, что универсальный посыл иудаизма, продвигаемый в XXI веке, приведет к тому, что необходимость в иудаизме в его чистом виде исчезнет или хотя бы нанесет ему ущерб. Хабон, со своей стороны, опасается, что различия между евреями и неевреями помешают нам видеть во всем человечестве образ Божий.

Сегодня еврейская жизнь более всего нуждается в объединении универсального и частного, и Рош ха-Шана один из лучших тому примеров.

Рош ха-Шана, по мере своего развития, стал самым универсальным из всех еврейских праздников. В соответствии с раввинистичекой традицией, это — день сотворения мира. Это день коронации Бога — правителя Вселенной. Наши округлые халы символизируют мир. Наши молитвы говорят о том времени, когда все творения будут поклоняться Богу, и весь мир будет связан вместе, как «агуда ахат» — единой связкой.

В то же время универсалистские идеи и молитвы в Рош ха-Шана выражаются частным, присущим лишь евреям, образом — звуками шофара и особой литургией, согласно нашему календарю, по которому мы определяем, когда отмечать годовщину сотворения мира. Язык, ритуал и время становятся той составляющей, отличающей нас от других народов формой, в которую мы облекаем наше универсалистское видение.

Мы живем в мире, где слишком много двойственности; частное и общее – партикуляризм и универсализм – в их числе. Задача момента состоит в том, чтобы преодолеть подобную раздвоенность, сохранив сложность и богатство мира, с его глубиной и нюансами. 

Рош ха-Шана представляет нам такую возможность, и это просто подарок.

Леон Моррис, «ХаАрец», М.Р. Фото: Гиль Коэн Маген.