Еврейское государство против еврейского народа

Еврейское государство против еврейского народа

Израиль присоединяется к одному националистическому режиму за другим. В чем это расходится с мировым еврейством?

В XVIII веке евреи стали играть решающую роль в продвижении универсализма, потому что универсализм обещал им избавление от политического гнета. Благодаря универсализму, евреи освободились и уравнялись с теми, кто над ними доминировал. Вот почему в последующие столетия среди евреев было непропорционально большое количество социалистов и коммунистов.

Однако история евреев, как адептов просветительских и универсальных ценностей, подходит к концу. Мы – свидетели новых альянсов Израиля с новым глобальным популизмом, в котором этноцентризм и даже расизм занимают неоспоримое место.

Когда премьер-министр Нетаниягу решил поддержать Дональда Трампа до и после президентских выборов в США в 2016 году, никто не знал, какой курс выберет новый президент. Но события в Шарлоттсвиле в августе 2017 года больше не допускали сомнений. Трамп осудил как неонацистов, так и их противников. Мир был потрясен таким уравниванием этих двух групп, но официальный Иерусалим не возражал. И снова наблюдатель был вправе думать, что у Израиля нет иного выбора, кроме поддержки Трампа – из всех стран мира Израиль получает самую большую материальную помощь от США.

Однако до и после Шарлоттсвилля Нетаниягу поддерживал отношения и с лидерами других стран, прямо или косвенно сочувствующими антисемитизму, несмотря на то, что Израиль не зависит от этих стран экономически.

Возьмем случай с Венгрией. При правительстве Виктора Орбана его страна демонстрирует тревожные признаки легитимации антисемитизма. Например, в 2015 году правительство Венгрии заявило о своем намерении возвести статую в честь Балинта Хомана, министра периода Катастрофы, который сыграл решающую роль в убийстве и депортации почти 600 тысяч венгерских евреев. Всего лишь несколько месяцев спустя, в 2016 году, еще одна статуя была воздвигнута в честь Дьердя Доната, одного из архитекторов антиеврейского законодательства во время Второй мировой войны. Поэтому неудивительно было слышать, как Орбан использовал антисемитские приемы во время своей кампании по переизбранию в 2017 году, особенно, против еврейского, венгерско-американского миллиардера-филантропа Джорджа Сороса, который поддерживает либерализм, в том числе – открытые границы и иммиграцию. Используя антисемитское клише о всемогуществе евреев, Орбан обвинил Сороса в намерении «подорвать» Венгрию.

Когда израильский посол в Будапеште выступил с протестом против возведения упомянутой статуи, с ним никто не спорил, кроме… Нетаниягу. Незадолго до выборов в Венгрии Нетаниягу посетил эту страну, предоставив тем самым «сертификат кошерности» Орбану и оправдав его одобрение деятелей, уничтожавших евреев во время Катастрофы. Когда Нетаниягу приехал в Будапешт, он получил ледяной прием Федерации еврейских общин, в то время как Орбан тепло его приветствовал.

Отношения с Польшей так же озадачивают. Напомним, что Польшей управляет националистическая партия «Право и справедливость», которая проводит бескомпромиссную политику в отношении беженцев и, похоже, хочет устранить независимость судов посредством серии реформ, которые позволили бы правительству контролировать Верховный суд. В 2016 году правительство Польши ликвидировало официальную организацию, чья миссия заключалась в решении проблем расовой дискриминации, ксенофобии и нетерпимости, утверждая, что эта организация стала «бесполезной».

В феврале 2018 года президент Анджей Дуда заявил, что подпишет закон, запрещающий обвинять поляков в сотрудничестве с нацистами. Обвинение Польши в пособничестве Катастрофе и другим нацистским зверствам будет теперь преследоваться по закону. Сначала Израиль протестовал против предлагаемого законопроекта, но затем Биньямин Нетаниягу и премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий подписали соглашение, освобождающее Польшу от ответственности за преступления против евреев в период немецкой оккупации. Израиль также присоединился к попытке Польши объявить вне закона выражение «польский концлагерь». Более того, Нетаниягу даже подписал заявление, в котором говорится, что антисемитизм идентичен полонофобии, и что только кучка польских граждан несет ответственность за преследование евреев, а не народ в целом.

В июле это заявление резко осудил музей Яд Вашем, а также группа израильских историков. Но ошеломляющий результат остался неизменным. Нетаниягу не мог не знать, что две трети из 250 тысяч евреев, которые бежали во время ликвидации гетто нацистами в 1942 году, были убиты поляками или при их содействии.

Кроме того, в начале этого месяца Израиль посетил филиппинский президент Родриго Дутерте, человек, который с гордостью сравнивал себя с Гитлером.

Традиционный социал-демократический сионизм стремился найти и поддерживать равновесие между тремя полюсами: еврейскими общинами в Диаспоре, интересами безопасности Израиля и международными политическими союзами с сильными демократиями в мире. Память о Катастрофе была моральным и идеологическим звеном, поддерживающим эту трехстороннюю структуру: евреи из Диаспоры, Израиль и цивилизованные народы были уверены, что такого преступления против евреев или кого-либо другого «никогда больше» не произойдет.

Но впервые в своей истории Израиль отодвинул вопрос о чувствах и интересах еврейских общин на задний план. Израиль и его правительство даже продемонстрировали готовность отказаться от святости памяти о Катастрофе, и заключить сделки с открытыми или скрытыми антисемитами. Это явление вызывает вопрос: «Почему так произошло?»

Нетаниягу поддерживает новое видение сионизма, которое требует новой международной стратегии. Он сохраняет глубокую политическую близость с Трампом, Орбаном, Моравецким, и, прежде всего, с президентом России Владимиром Путиным. Нетаниягу потерял интерес к преимущественно либеральной американской еврейской общине не только потому, что он предпочитает учитывать интересы группы богатых людей, а не общины, но и потому, что он глубоко презирает либерализм.

Вышеперечисленные лидеры выступают решительно против этнического и религиозного разбавления своей страны иммигрантами. На самом деле, Израиль давно стал образцом, к которому стремятся эти народы: возможность получения гражданства согласно религиозной и этнической принадлежности (закон о возвращении), невозможность внутригосударственных браков между евреями и неевреями, противодействие иммиграции неевреев.  Энн Коултер, крайне правый американский ученый, и Ричард Спенсер, президент Института национальной политики, часто ссылаются на Израиль, как образцовый пример этнической чистоты.

Когда дело касается беженцев, Израиль, как Венгрия и Польша, отказывается соблюдать международное право. На протяжении почти десятилетия Израиль не выполнял международные конвенции о правах беженцев, хотя и подписал их: государство задерживало беженцев в лагерях, сажало в тюрьмы и депортировало. Как и Польша, Израиль пытается покончить с независимостью своей судебной власти.

Эти страны сегодня разделяют общий страх перед иностранцами на границах, ссылки на национальную гордость, очернение критиков, как врагов народа, объявление вне закона правозащитных организаций и попирают общемировые нормы, основанные на нравственных принципах. Триумвират Нетаниягу-Трамп-Путин имеет определенное общее видение и стратегию: создать политический блок, который подорвет нынешний либеральный международный порядок.

Самым поразительным является тот факт, что Нетаниягу готов пропагандировать свою нелиберальную политику, пытаясь отбросить большую часть еврейского народа, включая многих евреев, которые с помощью денег или политических действий поддерживали Государство Израиль. Это говорит о ясном и неоспоримом переходе от политики, основанной на людях, к политике, основанной на земле.

Такое положение вызывает тревогу, у которой есть два интересных и даже позитивных аспекта.

Первый: так же, как Израиль освободился от своего «еврейского комплекса», отказавшись от роли лидера и центра еврейского народа в целом, многие или большинство евреев теперь, скорее всего, освободятся от своего «израильского комплекса», поняв, что ценности Израиля и их собственные ценности сильно расходятся. Свидетельство этому дал президент Всемирного еврейского конгресса Рон Лаудер, который 13 августа 2018 года в «Нью-Йорк таймс» был близок к отречению от Израиля. Лаудер был предельно ясен: утрата морального статуса Израиля означает, что он не сможет требовать безусловной верности мирового еврейства. То, что в прошлом испытывалось многими евреями, как внутренний конфликт, сейчас медленно разрешается: многие или большинство членов еврейских общин отдают предпочтение своей приверженности конституциям своих стран, то есть, универсальным правам человека.

Израиль уже перестает быть центром еврейского мира, и поэтому он сможет рассчитывать только на поддержку горстки миллиардеров и ультраортодоксов. Это означает, что в обозримом будущем влияние Израиля на американскую политику значительно ослабнет.

Второй аспект касается Европы. Евросоюз уже не знает, какова была его миссия. Но Нетаниягу, Трамп, Орбан и Моровецкий помогут Европе понять свое призвание: на социал-демократический блок ЕС будет возложена миссия противостоять санкционированному государством антисемитизму и всем формам расизма, и защищать либеральные ценности, за которые мы, евреи и неевреи, сионисты и антисионисты, так долго сражались. Увы, Израиль уже не среди тех, кто сражается.

Эва Илуз, «ХаАрец», Л.К.

Фото: Эмиль Сальман. На фото: президент Всемирного еврейского конгресса Рон Лаудер