Еврейский Талибан Израилю не грозит

Еврейский Талибан Израилю не грозит

В эти дни израильскую политику одновременно раздирают два политических «кризиса», вызванные конфликтом между государством и религией. Оба угрожают свалить правительство. И оба являются по сути фарсами, которые можно с легкостью разрешить, что в конечном счете и произойдет.

Кризис давний, затяжной, связан с нескончаемыми дебатами о законопроекте, регулирующем количество ешиботников-ультраортодоксов, призываемых в армию. Свежий кризис касается временного закрытия главной Тель-Авивской автомагистрали из-за строительства нового пешеходного моста. Строительные работы запланированы на субботние дни, когда движение по трассе минимальное.

Все знают, чем закончатся эти кризисы. Законопроект об армейской службе «ешиве-бохеров» пройдет, потому что требуемую квоту можно без труда заполнить молодыми людьми, которые покинули религиозные учебные заведения. Строительство моста будет отложено на несколько недель, а потом, после традиционных препирательств, продолжится по субботам, как и планировалось, потому что так проводятся практически все крупные проекты, связанные с работами такого рода, и требующие временного прекращения движения транспорта.

За закрытыми дверьми большинство политиков-ортодоксов, если, конечно, они — честные люди, признаются, что и сами понимают, что других вариантов нет. Знает об этом и большинство раввинов, отдающих политикам указания, как голосовать. Но существует группка раввинов-ультраортодоксов, которые по им одним известным причинам решили возвести этот вопрос в принцип, в результате чего у всех остальных нет иного выбора, кроме как поддержать радикалов. Пока те не одумаются.

Демонстрация мышц, столь популярная в раввинистических кругах, приводит  израильтян в отчаяние: создается впечатление, что страна все более прогибается под давлением фундаменталистского меньшинства. Но на самом деле это признак слабости. Ни одна из трех основных ультраортодоксальных групп — хасидов, «мизрахим» или так называемых «литваков» не обладает в настоящее время даже подобием иерархической структуры. Смерть таких фигур, как раввины Овадия Йосеф, Йосеф Шалом Эльяшив и Аарон Лейб Штейнман оставила целые общины без признанного всеми лидера.

В настоящий момент особенно важным является отсутствие ведущего раввина-литвака — не из числа хасидов. В то время как хасиды всегда были разделены на самостоятельные «дворы», а раввинов общин — выходцев из восточных стран, «мизрахим», их коллеги-ашкеназы причисляли ко второму сорту, «литваки», с их относительно меритократическим подходом – то есть готовностью оценивать людей по делам, а не по одежке, были хранителями идей ультраортодоксального иудаизма. Но с тех пор, как последние представители поколения раввинов, которые заново отстроили в Израиле старые восточно-европейские иешивы, уничтоженные в дни Катастрофы европейского еврейства, раскол охватил их последователей, пребывающих в бесконечных распрях и спорах о том, кто из восьмидесятилетних старцев достоин нести в будущее факел иудаизма.

Неустойчивая экономическая модель

Напряженные отношения между ультраортодоксами и остальным израильским обществом в связи со строительством моста и призывом ешиботников в армию – последнее, что беспокоит религиозную общину. Прогнозы демографов, основанные на экстрополяции экспоненциального роста ультраортодоксов за последние полвека, говорят, что в 2050 году эта община составит 20 процентов от населения страны, но они не учитывают один важный момент и потому, скорей всего, ошибочны. 

Во всем мире вы не найдете другой общины, которая пользуется завоеваниями современной медицины и системы социального обеспечения, при этом поощряя  свою молодежь вступать в брак настолько рано, насколько это допускает закон, и производить на свет столько детей, сколько физически можно нарожать. Подобная экономическая модель  неустойчива; жилищный кризис в среде ультраортодоксов – одна из самых недооцениваемых социальных проблем в Израиле.

Миф, в который на протяжении последних 70 лет верят лидеры общины, заключается в том, что они, нынешняя малочисленная община, является остатками и верными хранителями в немалой степени вымышленного прошлого и в таковом качестве должна держаться в стороне от остального израильского общества, закрыться от современного мира и посвятить себя изучению Торы. Но правда состоит в том, что никогда в истории не существовало еврейской общины, способной содержать большее, чем крошечная горстка избранных, посвящающих жизнь учению.

Эта ситуация стала возможной лишь на очень недолгое время и была результатом стечения обстоятельств – удачного сбора средств в странах Диаспоры, и с 1977 года, когда ультраортодоксальные партии стали обязательным винтиком в созданных Ликудом коалициях, государственным субсидиям и льготам для учащихся ешив. Однако положение быстро меняется. Молодые мужчины и женщины из ортодоксальной среды все чаще отказываются жить в «нищете по выбору», поскольку больше не могут закрывать глаза на резко повышающийся уровень жизни в светском Израиле.

В те времена, когда тот, у кого был телевизор, служивший для предыдущего  поколения главным источником информации, подвергался остракизму – было значительно проще оставить внешний мир за бортом. Телевизоры и антенны от чужих глаз не скроешь. А смартфоны с доступом к Интернету — запросто. И даже когда раввины заставили провайдеров выделить специальные номера для «кошерных телефонов» с заблокированным выходом в Интернет, юный и находчивый ортодокс просто покупает два аппарата: один, чтобы говорить, второй – для всего прочего.

Новые прогнозы мира ортодоксов

Но окна в мир недостаточно. Система образования (не забудем — финансируемая государством), принципиально не дающая ничего, что выходит за пределы элементарных математических правил, привела к тому, что целое поколение оказалось лишенным навыков, необходимых для выживания на современном рынке труда.

Существует вполне ограничение число молодых пар, которых устраивает такая модель семьи, где единственный  источник дохода отца – это стипендия, и где мать может работать лишь на неполную ставку, да и то пока не нарожает слишком много детей. И даже если такие пары застряли в подобной ситуации, многие из них больше не желают такого будущего для своих детей.

Тем временем растет число ортодоксальных школ, где ученикам предлагается светская, пусть и усеченная программа обучения. Частные курсы изучения английского языка и программирования переполнены. Демографы могут по-прежнему говорить о возможном удвоении числа ортодоксов на протяжении  следующих двух десятилетий, но уже появляются более реалистичные оценки. Средний возраст вступления в брак растет, среднее число детей в семье сокращается.

Сегодня рано говорить, как и когда произойдет очередной исход из ортодоксального мира. В прошлом причиной подобного исхода послужили мощные потрясения — Просвещение в Европе, массовая эмиграция в Америку, коммунистическая революция, Катастрофа европейского еврейства и основание государства Израиль.

На этот раз причина будет внутренней: численно растущая община начинает трещать по швам и уже неспособна содержать себя в качестве «общины изучающих Тору». Трудно представить, что недовольный положением дел ортодокс, уединившись в кабинке для голосования, будет по-прежнему следовать указаниям наставников и голосовать так, как велел ребе. Партия ШАС скукожилась и, согласно опросам,  может не преодолеть избирательный барьер. «Яадут Ха-Тора» стабильна, но с учетом естественного прироста питающей ее среды, партия должна была быть куда многочисленней.

Уменьшающаяся политическая сила раввинов свидетельствует о том, что нет у них ни смелости, ни достаточного авторитета, чтобы предложить прагматические решения, столь необходимые их общине, и изменить мифический нарратив, который все равно существует всего несколько поколений. Это слабость будет толкать страшащихся перемен ортодоксальных лидеров на принятие все более радикальных постановлений. А светские израильтяне будут продолжать выражать неудовольствие по поводу того, что раввины берут страну под контроль.

Но не они несут на себе основное бремя фундаментализма. Гегемония ультраортодоксов рушится на глазах и эти политические фарсы — ее предсмертная агония.

Аншель Пфефер, «ХаАрец», М.Р. На фото: похороны вижницкого адмора в Хайфе. Фото: Рами Шелуш.