Долгая история сотрудничества Израиля с диктаторами-антисемитами

Долгая история сотрудничества Израиля с диктаторами-антисемитами

Как стало известно, в середине июля премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу посетит Венгрию, где встретится с главой венгерского правительства Виктором Орбаном. Лидер партии МЕРЕЦ Тамар Зандберг оказалась в числе тех, кто призвал Нетаниягу отменить визит из-за антисемитской риторики Орбана в адрес американского магната и филантропа Джорджа Сороса во время последней предвыборной кампании.

Ксенофоб Орбан разрушил демократические институты Венгрии, он также известен как один из самых активных противников предоставления убежища беженцам и прочим мигрантам. Подавляющее большинство местной еврейской общины относится негативно к партии Фидес, лидером которой и является Орбан.

В Израиле вообще в последнее время наметилась тенденция оглядываться назад, с ностальгией вспоминая время правления Менахема Бегина (1977-1983 годы). В этом сравнении Нетаниягу и его «Ликуд» неизбежно проигрывают.

Разумеется, если говорить непосредственно о личности Бегина, то его аскетический образ жизни, его поведение, безусловно, безупречны, и не идут ни в какое сравнение с поведением Нетаниягу. Однако ностальгия, увы, это чувство, вводящее в заблуждение и не способное объективно оценить ту мораль, которой руководствовались политические лидеры прошлого. Это касается и Бегина. К сожалению, он также потворствовал отбеливанию антисемитизма, и в этом смысле его злодеяние куда серьезнее.

Речь идет о том, что Бегин достаточно плотно сотрудничал с диктаторским режимом Гальтиери в Аргентине в начале восьмидесятых годов; в течение этого периода Израиль продал в эту страну более двадцати истребителей Nesher, а также самолеты Skyhawk и Mirage, а также другую военную технику. Эта сделка выглядит спорной по нескольким причинам.

Во-первых, военное сотрудничество Израиля с Буэнос-Айресом привело к конфронтации с Лондоном на фоне военного конфликта из-за Фолклендских островов, разразившегося в  1982 году между Великобританией и Аргентиной.

Во-вторых, военная хунта была причастна к  нападениям на еврейскую общину Аргентины. В течение нескольких дней после вторжения аргентинцев на Фолклендские острова (Британская территория) 2 апреля 1982 года, СМИ пестрели сообщениями о том, что Израиль продал оружие режиму Гальтиери. Британия протестовала, но Бегин, словно впал в неистовство, ответив англичанам с несвойственной ему яростью. Он напомнил им, что у них нет права вообще предъявлять какие-либо претензии Израилю, тем более что за девять лет до событий с Фолклендами тогдашнее британское правительство предотвратило поставки оружия израильтянам в самые критические для них дни войны Судного дня. В то же время Британия сама постоянно продавала оружие арабским странам – противникам Израиля.

Впрочем, спустя время, по поручению Бегина израильские официальные лица заявили, что поставки оружия Аргентине приостановлены.

Но на этом история не закончилась. Вскоре британские военные, вошедшие в Порт-Стенли, столицу Фолклендских островов, после завершения конфликта сообщили, что обнаружили там израильское вооружение. Посол Великобритании в Израиле Патрик Моберли предупредил одного высокопоставленного израильского чиновника: в случае, если выяснится, что потери, понесенные англичанами, каким-то образом связаны с применением израильского оружия, «будет большой шум» и, дескать, Израилю не поздоровится. Однако, к счастью для нашей страны, после того, как победа Англии к середине июня была уже бесспорной, политические и дипломатические последствия сошли на нет.

Всего через год, 28 октября 1983 года, ряд ведущих американских конгрессменов обратился к аргентинскому послу в США, выразив крайнее недовольство соучастием хунты в проявлениях жесточайшего антисемитизма, пожалуй, самого мощного всплеска с момента прихода хунты к власти в 1976 году:

«Обострение антисемитизма это проявление ненависти к евреям Аргентины. Наиболее последовательные антисемиты, которые идентифицируют себя с Гитлером и Муссолини, занимают высокие посты в правительстве, отвечая за образование и культуру. Прошли сотни антисемитских акций, направленных против местных евреев. Однако за семь лет пребывания у власти аргентинское правительство не задержало, не арестовало ни одного из тех, кто виновен в сложившейся ситуации».

Когда в 1984 году Аргентина освободилась, наконец, от диктаторского режима, был опубликован официальный отчет, где разоблачались многочисленные злоупотребления военной хунты.

Якобо Тимерман, откровенно критиковавший хунту и позже нашедший убежище в Израиле, был похищен и содержался без связи с внешним миром, ему угрожали и даже пытали. В аргентинских центрах содержания под стражей обнаружили нацистские эмблемы и портреты Гитлера, а на спинах евреев, там находившихся, были намалеваны свастики.

Это приятие нацистской риторики и институционализированный антисемитизм не казалось чем-то совсем новым или чуждым: в послевоенный период Аргентина покрыла себя позором, став чуть ли не главным убежищем для нацистских военных преступников.

В начале 80-х годов до тридцати тысяч человек, противников режима, были схвачены, и о них больше никто и никогда не слышал (говорили, что они «исчезли»). 10 процентов всех этих жертв оказались евреями. Несмотря на то, что США и Европа осуждали хунту, правительство Бегина никогда не последовало этому примеру.

Израиль рассматривал поставку оружия Буэнос-Айресу как инструмент давления на режим хунты, с тем, чтобы он смягчил свое отношение к аргентинским евреям. В самом деле, некоторые лидеры еврейских общин поддержали необходимость поставки, полагая, что это улучшит ситуацию. Кроме того, экспорт вооружения в то время был для Израиля жизненно необходим,  экономически и политически, — учитывая бушевавший тогда экономический кризис. Тем не менее, когда Израиль нарастил военную помощь, эксцессы с еврейской общиной Аргентины нисколько не уменьшились, а даже и увеличились.

Тридцать пять лет спустя, Нетаниягу самым тесным образом сотрудничает с европейскими популистами и экстремистами, неприятными и проблематичными. И, тем не мене, нелиберальные демократические режимы, такие, как Венгрия и Польша, входят в ЕС – сообщество, которое ставит во главу угла уважение человеческого достоинства, права человека, демократию, равенство и верховенство закона. И, если ЕС не станет сторониться Венгрии, нереально предположить, что это сделает Израиль.

Орбан — одиозный лидер, но все же Венгрию 2018 года отделяет пропасть от отвратительно антисемитского и кровожадного режима Аргентины, который Бегин поддерживал как в военном, так и в политическом плане в начале 1980-х годов.

Азриэль Бермант, «ХаАрец». М.К.

На фото: Биньямин Нетаниягу и Виктор Орбан. Фото: Хаим Цах, GPO.