Что стоит за конфликтом между Либерманом и Беннетом

Что стоит за конфликтом между Либерманом и Беннетом

Политическое противостояние между Авигдором Либерманом и Нафтали Беннетом вокруг вопроса, что делать с ХАМАСом в Газе, имеет отношение к дилемме, сопровождающей Израиль со времени размежевания и ухода из Гуш-Катифа в 2005 году.

Вопрос стоит так: может ли Израиль решить проблему ХАМАСа в Газе раз и навсегда, или же он должен удовлетвориться «управляемым кризисом», направленным на сокращение трений с ХАМАСом и стремлением к достижению тишины на южной границе на максимально продолжительный срок? Почти все, кто находился с тех пор у руля управления правительством и армией, в конце концов, склонялись ко второму варианту. Беннет не спорит с очевидными фактами, но перед военно-политическим кабинетом он представляет и лоббирует свой путь решения проблемы Газы. С планом Беннета можно спорить и следует остерегаться, чтобы его выполнение не заставило Израиль вновь оккупировать сектор Газы. Вместе с тем, в предложениях Беннета есть свое рациональное зерно.  

В отличие от утверждений лидера “Еврейского дома”, по прошествии четырех лет кажется, что операция “Несокрушимая скала” была успешной. Военные действия продолжались долго, 55 дней, но многие из целей были достигнуты, и самое главное — эта операция заставила Египет принимать гораздо более активное участие в решении кризиса вокруг сектора. Беннет напомнил, что во время операции он обратил внимание политического руководства на проблему диверсионных туннелей и требовал, чтобы армия ее решила. Этот успех записан на его имя, но решение проблем с туннелями не парализовало ХАМАС после завершения операции. Уничтожение ряда туннелей не повлияло на основную концепцию министров и армейского руководства, включая командующих Южным военным округом — генералов Эяля Замира и Херци Халеви, согласно которой усиление огневой мощи не приведет к желаемым результатам. 

В действительности, ЦАХАЛ не изменил правила открытия огня: солдатам запрещено стрелять в дымовые завесы, вместе с тем — есть распоряжение препятствовать попыткам палестинцев перебираться через забор безопасности на южной границе. Проблема состоит в том, что отчаявшиеся жители Газы принимают активное участие в массовых демонстрациях в пограничной зоне, и количество прорывов демонстрантов через забор увеличивается. ЦАХАЛ, в свою очередь, действует в подобных случаях с целью отразить атаки и отодвинуть палестинцев как можно дальше от разделительной черты. 

В сентябре обнаружилась новая проблема: как можно продолжать действия на границе, с одной стороны — и позволить туристам и израильтянам отдыхать на юге в период осенних праздников. Когда завершились массовые гуляния в Симхат-Тора, в руководстве Южного военного округа вздохнули с облегчением. 

Как и в прошлом, понятно что ЦАХАЛ обязан предотвратить проникновение нежелательных элементов на израильскую территорию. С другой стороны, каждый новый день, сокращающий число убитых палестинцев на границе, — еще более успешный результат. В системе безопасности обеспокоены не только продолжающимся экономическим кризисом в Газе, происходящим из-за конфликта между Абу-Мазеном и ХАМАСом, что не позволяет переводить деньги на благо жителей сектора. В ЦАХАЛе обеспокоены также тем, что 9 тысяч палестинцев стали инвалидами в боях возле разделительного забора. На этом фоне предложение Беннета усилить военные действия вплоть до удара по инфраструктуре сектора, с целью предотвратить палестинские атаки на Израиль — может в конечном итоге привести к повторной оккупации Газы. 

До сих пор следует сожалеть, что во время Шестидневной войны командиры ЦАХАЛа не выполнили распоряжения Моше Даяна, приказавшего воздержаться от оккупации сектора Газы. Этот шаг, который казался абсолютно очевидным 51 год назад, с годами превратился в историческую ошибку.

Спор между Либерманом и Беннетом касается не только проблем безопасности. Лидер “Еврейского дома” должен был назвать вещи своими именами и критиковать непосредственно Биньямина Нетаниягу. Но накануне предвыборного года правила игры меняются. Беннет теряет позиции в пользу Нетаниягу, но Биби ему необходим, чтобы получить в будущем правительстве портфель министра обороны. У Либермана — те же стремления. Эти двое спорят между собой по одному поводу, хотя на самом деле спор идет совсем о другом. Они спорят — и косятся в сторону Нетаниягу. 

Но, помимо политических и партийных интересов, в треугольнике Нетаниягу-Беннет-Либерман на первый план выходит важная дилемма. Дилемма между продолжением существующей тактики в отношении ХАМАСа — и стратегическим изменением в пользу расширения конфликта с целью уничтожить власть террористической организации в секторе Газы. Настало время для принятия решений. Не только из-за предвыборного года, но и из-за того, что есть что-то в утверждениях Беннета о том, что реакция международного сообщества на возможную эскалацию в будущем будет более жесткой, чем сейчас. С другой стороны, опыт показывает, что предпочтительней поддерживать конфронтацию на медленном огне, чем проводить в жизнь столь драматическую попытку изменить правила игры, понимая, что в этом случае дороги назад нет. 

Дан Маргалит, ХаАрец. И.М. Фото: Офер Вакцин